Summer-breath.com
Адельфос
zebra-v-palto
23:33 – 0:38

День. Думаю: заслужила ли я часок-полтора на болоте? Соскучилась по Саше, хочу увидеться с Гошей, хочу хоть немного выбраться из обязательного и отдохнуть, чуть-чуть поиграть, хочу пройтись по Тверской, по Александровскому саду, прогуляться по мосту. Я так радуюсь от того, что теперь выбираюсь на Арбат, на Новокунецкую, выбираюсь в центр, к своим любимым родным улочкам, и регулярно. Обдумываю то, что буду говорить на исповеди, сомневаюсь, и все-таки решаю съездить на часок-полтора на болото. Счастливая, иду со своей замечательной музыкой по местам, которые, кажется, только с далеким началом подросткового возраста и ассоциируются, ведь последние несколько лет меня там совсем нет, а раньше бывала постоянно.


Я ни с кем не договаривалась, только Ане сказала, и она вышла меня встречать. Гоша и Саша оказались там. Я удивилась, что он там, а он удивился, что я приехала. Очень много обнимашек и радости. Я хотела написать только моменты, но не умею без предисловий и без деталей. Не умею быть немногословной.


Аня сидит рядом на клумбе, играет на барабане. Мы стоим втроем: я и два брата. Саша говорит что-то, на что я реагирую обиженным «ум» с интонацией сверху вниз. Гоша: «иди ко мне», подходит, обнимает. Реакция незамедлительная. Саша отходит со словами «я сейчас вернусь». Гоша: «я, наверное, неправ, что обнял тебя», Полина отвечает все то же «ум».


Адельфос говорит, что тоже голоден, мне хочется его покормить, он отказывается, но говорит: «с тобой так и хочется быть маленьким!», приподнимаюсь на носочки, обнимаю, и так тепло. Вот «тепло» мне, и все, никак по-другому не скажешь. Мне тепло с Мариной, с Сашей, с Деном, с Аней, мне тепло от одних только мыслей о Лене, даже мельком, мне тепло с Харитошей, тепло, когда говорю с Ванечкой, тепло, когда общаюсь с универскими Пашей и Андреем, тепло во время прогулок с Андрюшей, тепло с мамой и бабушкой.


Метро, у Саши один наушник, у меня второй, играет Линкин Парк. Саша стоит с Гошей лицом к лицу, так близко, что расстояние между носами меньше десяти сантиметров, суровые, серьезные такие, в глаза смотрят, ни один мускул на лице не дрогнет. Смотрю то на одного, то на другого, решаю, что сами разберутся, погружаюсь в музыку, начинаю тихонько подпевать, пританцовывать, как обычно. Ребята начинают на меня косится, потом видно усилие, приложенное на то, чтобы сдержать улыбки, немного недоумения, а потом они не сдерживаются, смотрят на меня, переглядываются и улыбаются. Прекрасные.


Ловлю себя на том, что в голове регулярно всплывает Леня. По поводу и без. Выходила сегодня на чеховской, вспомнила, что последний раз была здесь с Леней, вооон на той остановке стояли, и меня сразу накрыла такая волна нежности, радости и любви, на лицо наползла улыбка, внутри то самое «тепло». Да так много, что на весь оставшийся вечер до сего момента хватило, и Аня, Саша и Гоша подтапливали мое изумительное расположение духа. Написала Лене сегодня: «ум. спасибо тебе, что ты есть. Даже когда мы не видимся и не списываемся, просто уже тот факт, что ты где-то там существуешь, способен сделать меня радостной, счастливой и довольной. Я все никак не могу нарадоваться, да и поверить до конца, что ты, вот такой вот настоящий, замечательный, не просто есть где-то там абстрактно, а вот тут, вполне материально и вполне в моей жизни. Спасибо тебе!»

zebra-v-palto
19:41

Привет, я все еще жива, если кому-то вдруг интересно, но особого желания на это у меня нет. Новостей тоже. Я все так же работаю в клинике своей бабушки и пять дней в неделю провожу с врачами. Они странные, но я привыкла. Я почти не замечаю это время. Рутина. Первый раз в жизни я работаю где-то так долго. Но. Ничего особенного. Я работаю там для себя, это я стараюсь говорить себе почаще. Не потому что я что-то там должна БЛ (бабушке) или маме. Мне самой нужна рутина, чтобы не сойти с ума. Раза два в неделю мне бывает чертовски трудно заставить себя выйти на работу. Если бы я могла, я бы отпрашивалась и не приходила. Наверное. Не знаю. Просто мне хочется лежать пластом дома, в кровати, может быть, лучше даже одной. Но я все так же живу с Гошей. Вдвоем. Я не могу себе представить ситуацию, при которой он бы мирно отпустил меня домой (на динамо) на несколько дней. Нет, конечно, он меня не держит. И вообще ни к чему не принуждает. Да блин. Какая же я дура. Все сложно. Не, все, конечно, просто, но мы чертовски все усложняем. Последнее время стало совсем невмоготу. Мне трудно делиться своими мыслями и чувствами с подругами или друзьями. Интересно, может ли помочь писанина? Хэ-хэй, я в депрессии. Меня накрывает. Изо дня в день. Без причин. Без перерывов. Без идей о том, что с этим можно сделать, без идей о том, как поднять себе настроение и как отвлечься, тем более как решить это. Аниме, манга, книги - даже привычного задротства нет. Теперь у меня оно другое. Привет, я упорок (так называют задротов в ингрессе). Без подробностей, по крайней мере сейчас. Просто я уже на середине одиннадцатого уровня из шестнадцати. Просто за последние полтора месяца я получила одиннадцать новых медалей, и уже хочу профиль в оникс. Просто выбор между синим и зеленым больше не стоит, и зеленых вещей больше покупать не хочется, да и цвет уже как-то не настолько нравится, как раньше. Просто потенциально адекватное общение с энлойсами перестало особенно привлекать, а фразы вроде "мы все играем в одну и ту же игру" или "все люди" уже не настолько убедительны. "Это всего лишь игра, не стоит об этом забывать". В голове держу, но это не очевидно.


На днях, если быть точнее, в субботу около двенадцати меня в очередной раз накрывало, я взяла самокат, заряженный телефон, банк, четыреста восьмых бомб и поехала сносить все подряд в снег. "Зеленый район" - это не тот, в котором много деревьев, это тот, в котором много активных энлайтов. И это не так уж и плохо, когда настроение полное дерьмо, и единственное, чего хочется - это крушить все подряд. Ломать не строить. Проще. На линковку меня никогда не хватает, но рано или поздно эти медальки тоже нужно будет прокачивать. Мда. Стоило бы забивать свою голову чем-нибудь другим, помимо ингресса. Покаталась я здорово. Снег хлопьями - любимая погода. Замерзали правая рука (потому что даже в специальной перчатке все равно не удобно сносить и глифовать) и левая нога (ибо не очень удобно ею отталкиваться), и то уже под конец. Пустые улицы, Большие расстояния между порталами, внезапно чья-то домашка, ночь, дезориентация в пространстве и времени, бодрость и достаточное количество энергии. Почему мы с Гошей то счастливы, как безумцы, то несчастны, как безумцы? Мы, наверное, и правда безумцы. Мы страдаем (ух, как пафосно, и нам это почему-то нравится), мы дурачимся и делаем глупости, которых никто бы не понял и не поймет, мы громко смеемся, не менее громко истерим, кричим, бьем все вокруг и плачем, трясемся, задыхаемся, лежим, обнимаем друг друга, учимся друг друга не отталкивать, как бы дерьмово ни было. Мы любим друг друга, и от этого сходим с ума. Иногда - совсем не хотим жить. Всегда - совсем не хотим жить друг без друга.


Часто я сижу, уставившись в пустоту невидящим взглядом, и не могу найти в себе сил, чтобы что-то сказать, чтобы двигаться. Страх навредить, разозлить, обидеть, сделать что-то не так сковывает меня, давит на грудь и лишает воздуха. И я ничего не могу изменить. Ничего не могу исправить. Я только боюсь сказать что-то еще, потому что виновата.


Часто мы сидим и смотрим друг на друга, не отрываясь, и что бы я ни пыталась написать про эти моменты, и сколько бы ни силилась подобрать слова, волшебство музыки, слов, его глаз, оно неописуемо. Он обнимает меня взглядом крепче и теплее, чем руками, тонет - во мне, и погружает - в себя. Так, что ничто больше не имеет значения.


Удивительно, что недавно было полгода, как мы вместе, и я официально могу заявить, что это первый раз в моей жизни, когда я встречаюсь с кем-либо так долго. Удивительно, что мы все еще любим друг друга, что нам не надоедает говорить об этом каждый день. Постоянно. Не надоедает целовать друг друга, заниматься любовью в любом месте квартиры, резко, где на нас вдруг нападет желание, и мы не сдержимся.


Моя жизнь сейчас - полный пиздец. Во всех смыслах, куда ни посмотри. Я снова не справилась с тем, как себя загрузила, и пару недель назад перестала ходить вольнослушателем на многие интересные лекции в РГГУ, в котором учусь. Я потеряла и до сих пор не нашла студенческий. Я много пропускаю, хотя долгов у меня не то чтобы очень много. Стараюсь все сразу закрывать. Получила только одну тройку, и то в первом тесте в первый день по английскому, который завалили почти все. Я так и не смогла познакомиться поближе ни с кем из новых однокурсников, и сомневаюсь в том, что кто-то из них может стать мне близок. Все нужные у меня уже есть. Есть самые главные, всего лишь трое: Гоша, Аня и Марина. Поэтому, наверное, первый раз в жизни, оказавшись в новом коллективе своих сверстников, я совсем не переживаю о том, нравлюсь я им или нет, получится ли у меня с ними подружиться или нет. Мне плевать. Совсем. В целом, меня достаточно сильно одолевает мизантропия. Людей, с которыми мне необходимо контактировать по учебе или работе я как правило терплю, и редко наслаждаюсь чьим-либо обществом, если это не кто-то из родных-близких. Коллег терпеть проще, с ними я каждый день, они взрослые люди, и с ними как правило достаточно просто, хотя когда я косячу и говорю что-то не так, то убиваюсь сильнее. Повторяю про себя регулярно, что Наталья не хочет меня обидеть тем, что и как говорит, просто у нее такая манера общения, вот и все. С однокурсниками сложнее. С ними я совсем недавно знакома, и они кажутся мне ужасно глупыми. Хотя коллеги часто тоже. Мне почти все вокруг кажутся невыносимо тупыми. Все разговоры кажутся бессмысленными, наигранными и просто пустыми. Зачем, ну зачем говорить, если не знаешь? Даже мне, такой тупой, очевидно, что то, что ты говоришь - ерунда и не имеет никакого отношения к реальности. Ты говоришь это просто для того чтобы сказать? Показаться умным? И все же я молчу. Потому что того, что я знаю, недостаточно.


Впрочем, не только это. Даже само по себе наличие людей вокруг уже напрягает. Мне больше не хочется ни с кем знакомиться. Я сомневаюсь в том, что мне будет комфортно на болоте или на фестивалях. Мне не нужен никто, кроме тех, кто уже есть. Если будет необходимость - я напрягусь, приложу усилия, и буду терпеть, но только если будет нужно. А так. Не хочу никого чужого. Хочу домой и к теплу. Дом - там, где Гоша. И моя семья это тоже он. И вся моя жизнь это тоже он. И как бы ни было тяжело, я стараюсь верить, что мы справимся. Хотя бывает, что накрывает, и кажется, что без меня было бы лучше. И ему тоже, бывает, кажется, что мне без него было бы лучше. Но. Только когда мы неадекватные. А так - верим друг другу. Тяжко, блин. Тяжко, потому что мы оба не готовы к таким отношениям. Слишком дети. Слишком хреновая психика. Слишком убитые нервы. Слишком неуверенные в себе. Слишком много тараканов.


И. Продолжаем любить друг друга. И пусть так будет всегда.

zebra-v-palto
22:48
Я устала держать все это в себе. Можно, пожалуйста, я один вечер, одну ночь позволю себе болеть и кровоточить? И громко слушать пост-рок, и думать, и читать переписки, и плакать. И НЕ чувствовать себя виноватой преед друзьями, что я опять превращаюсь в размазню. Пожалуйста. Мне больно, это, черт возьми, нормально. Мне не должно быть стыдно за слезы, скрытые за запертым замком и громкой музыкой. Мне вообще не должно быть стыдно.
zebra-v-palto
1:22
Окей, я сижу на унитазе, потому что помимо опухшего и не дышащего носа мне прибавился ещё и понос. Нос болит, живот болит, горло болит, глаза слезятся, и отсюда уходить особо смысла нет, ибо скоро обратно прибегу. И о какой хуйне я думаю, вытирая слезы? О том, что к маме с просьбой сходить в магазин лучше не ходить. Да, рядом круглосуточная аптека, но мама устроит панику, захочет вызвать скорую, будет расспрашивать. И почему я стала вспоминать, как было с Гошей, когда мы жили вместе? Какая разница, ведь это в прошлом, давно закончилось, и этих отношений давно нет. Так почему я вспоминаю, как ходила ему за таблетками в аналогичных ситуациях? Почему я вспоминаю то, как он терпеливо и нежно перевязывал мне палец каждый вечер и каждое утро, чтобы он нормально зажил, как посоветовала тв, и как побежал обрабатывать сразу, когда это случилось, сколько заботы было. И почему я вдруг не воспринимаю всерьёз ту часть информации, в которой у нас была очередная ссора, он схватился за лезвия, на что моей реакцией в контексте регулярных разговоров о суициде была паника, я стала отбирать у него лезвия и в итоге сжала их так, что повредила себе палец.? Почему я помню только хорошее, но не то, что он сам был причиной, почему мне нужна была помощь?

Ах, да. Третий сезон Рика и Морти очень кровавый. А мне, вроде как, полегче.
zebra-v-palto
2:20
Что ж мне так грустно-то, а? Вторая ночь подряд с сидром и непониманием, как взять себя в руки.
И почему-то одиночество. Почему? Что со мной опять?
Настолько не хочу, чтобы кто-либо обо мне переживал, настолько уверена, что если говорить окружающим, что у меня все хорошо, если писать позитивное, то так и будет? Настолько уверена в силе самоубеждения? Полезла чистить скриншоты, а там переписки с Тошей о Гоше и, собственно, с ним самим… Очень много. И это тяжело. И странно. И очень хочется радоваться, что закончилось, и умом понимаю, что здесь все доводы к тому лишь, что это все надо было закончить ещё раньше, и он пытался, и я пыталась, и так все это глупо и безнадежно… И я молодец, что в итоге закончила. И молодец, что оставила в прошлом. И. Черт черт черт. Черт. Черт. Я не могу. Писать об этом, говорить об этом, думать об этом. Не. Могу. Единственное, что я знаю наверняка, это то, что это был ад. Настоящий ад.
zebra-v-palto
12:38
Насколько же я беспомощная и безнадёжная. Ничего не случилось. Просто я случайно макнула себя в прошлую осень, пролистала бесконечные отчаянные просьбы о помощи, которые так и не нашли ни единого отклика, и мне стало жаль себя, до слез, и зло на всех, кто по идее был рядом, до истерики и исступления, привычных проблем с дыханием, и возобновления паранойи.

Я на работе, и пыталась работать дальше, но концентрация ушла, я с трудом слышала что-либо вокруг, с трудом сдерживалась от того чтобы разрыдаться. Но всё-таки справлялась. Подождала, пока вернётся Наталья, чтобы уйти с ресепшена. Как она невовремя ушла есть! А я не услышала даже звонок. Просто не услышала, как будто под пеленой сидела. Ушла есть, надеялась успокоиться, но пришла НА и отчитала меня. И ушла. А я поняла, что все, больше не могу, и ушла на лестницу. Но там люди. Так что убежала в туалет на этаж выше в итоге. Тут никого нет. Можно сидеть на полу, в темноте, и тихо задыхаться, и вытирать слезы бумажными платочками. И пытаться написать в свои чаты, но бояться просить о помощи, заставлять себя, а потом, через пару минут, удалять сообщения. И утешать себя: я пыталась. И нагнетать ещё больше: никто_не_отозвался. 26 человек, и всем не до меня. Мой чат, и даже там никому до меня нет дела. А мне ещё как-то надо собраться и к работе вернуться.

Одиноко. Страшно. Глупо. И ненадолго снова захотелось умереть, хотя эта мания прошла почти сразу, как только я о ней написала. Пускай и удалила, ибо ни у кого нет времени прочитать.

Или нет. Не прошла эта чертова мания. Я все ещё одна, в молчании, мне все ещё тяжело дышать, и я все ещё неконтролируемо думаю о том, что мне хочется умереть. А ещё отчаянное: пожалуйста, кто-нибудь, спасите меня. СПАСИТЕ.

И все. Больше ни мыслей, ни эмоций, ни спасения, ни людей, ни помощи, ни сил, чтобы встать и как-то двигаться дальше - ничего нет.

Я снова захлебываюсь пустотой.
zebra-v-palto
13:09
Так какое-то время еще будет. Прежде чем иметь возможность посмотреть назад на свой пиздец и не ухнуться в него с размаху, надо сначала из него всё-таки вылезти, и не одной ножкой/кончиком носа, а полноценно. И чтобы время прошло. А пока что вот стоило мне немного вспомнить подробности своих по моим ощущениям совсем недавно закончившихся отношений, что все мои переживания тут же всплыли на поверхность.

Мне больно. С этим так быстро и просто ничего не сделаешь. И это вполне нормально и естественно. Только что с этим делать не понятно.
zebra-v-palto
10:21
Ночь, когда я могла бы выспаться, оказалась ночью кошмаров с Гошей в главной роли. Стоило только вспомнить о нем вчера, хоть чуть-чуть заскучать. Никому не скажешь, я всех этим заколебала уже, а кому можно, те молчали… Я пыталась сбежать в сериал, в мангу, но провалилась в сон, в котором все было иначе… В котором он вышел из себя из-за ошибки, недопонимания, и меня спрашивали, собираюсь ли я рассказать, как было на самом деле. Как они оказались в нашей квартире? Я смотрю в щель, вижу знакомые волосы, слышу стук, путаюсь, падаю спиной к пианино, которое почему-то снова в моей комнате. И отзываюсь. И он заходит. И несмотря на то, что все мирно, мне так страшно, что я плачу, а потом судорожно ищу бумажные платочки, чтобы привести себя в порядок и никто не услышал. А потом я понимаю, что это просто не он, внешне - другой человек. И что тогда вообще происходит?..

Не снись мне никогда больше. Никогда. Не возникай в моей голове. Я не хочу скучать, я не хочу испытывать никаких хоть сколько-нибудь положительных эмоций. Я ХОЧУ ненавидеть тебя. Исчезни из моей жизни. Исчезни, будто тебя и не было. Пожалуйста. Почему я не могу вырезать себе воспоминания? Я не хочу помнить. Я хочу в ту клинику из вечного сияния чистого разума. Я хочу не иметь этого долбаного опыта. Я хочу быть снова тем человеком, которым была до того, как все это началось. Хочу быть собой. Живой.

Пожалуйста, я не хочу больше испытывать эту боль. Это прошлое. Оно не должно больше ничего значить. Почему оно вообще было?.. Забудь. Как забывают страшные сны. Как забудешь этот ночной кошмар.

Пожалуйста, я хочу жить дальше и двигаться дальше. Я не хочу испытывать таких сильных эмоций из-за того, кто этого совершенно не заслуживает. Не_хочу!

Пожалуйста, пусть это закончится. Поскорее.
zebra-v-palto
9:12
Я вот вчера задумалась. Про Диму: что я, кажется, не хочу снова к нему приезжать. Не особо верю, что мы действительно могли бы когда-либо ещё стать хоть чем-то похожим на друзей, и аргумент о том, что дружба это штука взаимная, а с его стороны заинтересованности, очевидно, нет, это скорее нечто такое побочное, и не особенно существенное. Просто гештальт завершён. Я рада, что после меня у него были девушки в сексуальном плане. Мне жаль его в том, какой жизнью он живёт, я искренне сочувствую его несчастью и желаю, чтобы все наладилось, но заниматься этим (вытаскиванием из депрессии) лично я не имею ни малейшего желания. Я вообще эгоистка. Вспомнила про Ваку. Но там совсем другое, там просто непонятно, как в принципе я могла бы помочь. А с Димой просто не вижу смысла напрягаться. Видимо, потому что этот человек в настоящем времени больше не значит абсолютно ничего. Осталось только прошлое, и этому я определенно рада.

А ещё думала про Гошу. И внезапно осознала, что "я никогда его не прощу", но не за сломанный нос и побои, я даже, походу, никогда и не видела, за что тут прощать. Не за это, а за то, что он так легко и быстро вычеркнул меня из своей жизни и пошел дальше с другим человеком.
zebra-v-palto
4:30
Сегодня я первый раз искренне порадовалась тому, что мы с Гошей расстались. Захотелось даже поблагодарить его за все, что было, и за то, что все закончилось. За любовь, которую он мне дарил, и за любовь, которую я к нему испытывала. И за опыт. Но ему этого писать, пожалуй, не стоит. Уж точно не в полпятого утра в полусонном состоянии.
zebra-v-palto
14:14

Прошло уже достаточно много времени с последней сессии. Я понимаю, что мне плохо, и мне нужна помощь, но уверена, что для этого мне необходимо хотя бы попытаться написать о том, что со мной происходит последнее время.


Точкой отсчета своего нынешнего состояния считаю 19.02. Удивительно, что прошел уже целый месяц. Я была на операции по игре, и около часа-двух ночи мне позвонил Гор, услышал мужские голоса на фоне, спросил, где я, я ответила, что на операции между москвой и питером, он ответил, что тогда не будет мешать и бросил трубку. Я извинилась перед ним сообщениям во вконтакте, а когда в следующий раз проверила сообщения, увидела, что не могу больше ничего написать, потому что я в черном списке. рядом был мой хороший друг, который, основываясь на переписке, которую я ему пересылала незадолго до этого, советовал мне оставить Гора в покое и не трогать. Гор писал, что он вспоминает прошлое со мной и злится. Это было страшно. мне было страшно сделать хуже. я продержалась почти две недели. каким чудом - не знаю. старалась все время отвлекаться. Я начала заниматься игре на ударной установке. Сейчас это единственное, что меня спасает. единственное, что приносит мне удовольствие, и дает хоть какой-то смысл жить. я часто драматизирую, да, и могу преувеличивать. но за это время было очень и очень много моментов, когда мне было очень плохо, когда мне не хотелось жить, когда я думала о том, что все это больше не имеет смысла, что мне не хочется двигаться и стараться, не хочется ни работать, ни учиться, не хочется видеться с людьми, не хочется вставать с кровати утром ни в выходной, ни в будний. настолько часто становится жаль себя, что я достала саму себя, и мне кажется, что я ужасно достала всех вокруг. это подкрепилось тем, что за это время у меня были два человека, два, как мне казалось, друга, которые в течение буквально пары недель сначала были рядом, писали/звонили/приезжали, а потом что-то они внутри себя думали, и испарялись. Сначала один, потом другой. от меня просто все сбегают, и я не понимаю, почему.


Сначала я впала в уныние и бессилие, перестала понимать, зачем я себя куда-то тащу и заставляю что-то делать. Я потеряла веру, что что-то еще хоть когда-нибудь может стать хорошо. я больше не понимаю, зачем я делаю хоть что-то. не верю, что у нас с Гошей еще что-то может быть. не верю, что хоть кто-то может сдержать свое слово или свое обещание, когда их слышу. кто бы это ни был. я не верю в людей, не верю, что меня кто-то любит, что я кому-то нужна, не верю, что обещание мне может чего-то стоить.


Я не знаю, как об этом рассказывать. Прошло почти две недели, я не выдержала, и стала писать сообщения. Спросила, будет ли так всегда теперь. Я до безумия испугалась, что это навсегда. Что он больше не вернется. Никогда. Он ничего не ответил. Я пыталась позвонить. Он не брал трубку или сбрасывал. Мне кажется, что в тот момент что-то сломалось. Я потеряла веру, и вместе с ней потеряла весь смысл. И я больше не знаю, куда себя деть. Не знаю, что с собой делать. Писать про то, что жизнь дерьмо и все тлен быстро надоело. Никто не воспринимает этого всерьез. Даже я сама. Но это не меняет того, что я действительно так считаю.


Потом я написала Гоше, что мне нужно забрать вещи с Сокола. Самокат, тк сезон уже, осенне-весенние вещи. ответил. я приезжала 5-го марта, в субботу. все собрала, посидела с Гошей в его комнате. меня все время подводит память в деталях. мирно - не было, но и ссор тоже не было. была только странная и напряженная атмосфера, и тепло. все такое же тепло, я не понимаю, как такое может быть, зачем мы все еще так держимся друг за друга, почему все еще говорим друг другу о любви, и обнимаем как самое-самое драгоценное в мире. зачем все это? я не понимаю нас, не понимаю его, не понимаю себя. мы не говорили ни о чем важном в тот день. а во вторник договорились, что, возможно, он приедет ко мне с ночевкой, ведь мама была в отъезде. до последнего, снова, было неизвестно, приедет или нет. но приехал, принес цветы. вечер был волшебным и прекрасным, я боялась его нарушить. ночь тепла, сериалы вечером и весь следующий день. поцелуи, все это - как будто ничего не произошло, как будто мы не расставались, будто все это нам просто приснилось. Он уехал вечером, и с тех пор мы еще не виделись. мы переписываемся, но от этого мало положительных эмоций. он пишет, что любит меня - но я не верю, и не радуюсь этому. он иногда присылает фотографии, и я рада его видеть хотя бы так, но этого недостаточно, и мне снова становится только грустно.


день рождения, да. он написал, что может рассказать, как все прошло, а потом пропал и не отвечал, только одно сообщение - занят. на следующий день расписал, чем занимался, как бухал с друзьями. и я начала злиться. как можно говорить, что любишь человека, но при этом, понимая, что любимому там плохо, спокойно бухать с друзьями и считать, что это - занят. дальше - больше. была переписка, очень-очень долгая переписка, более четырех часов. обо всем. выяснилось, что тогда, на операции, он звонил, потому что ему было плохо, и сделал вывод, что мне в такие моменты звонить нельзя, и поэтому исчез. когда я пыталась объяснить, что я ответила на звонок, и была готова говорить, и написала сразу же, и о том, как я боялась связываться с ним, потому что боялась сделать хуже, в ответ были только "ахахаха", он мне не верит. не верит, что мне было плохо. и написала я потом только для того чтобы забрать вещи. так для него это выглядит.


мы первый раз говорили, пусть и по переписке, о том, что случилось на достоевской и почему мы расстались. но бестолку. абсолютно. это был мучительный разговор обо всем сразу, о нас, о суициде. но никто не слышал никого, кроме себя. и после некоторых вещей, которые он писал, я окончательно пришла к выводу, что все бессмысленно, что ничего не изменится, мы никогда не сможем услышать друг друга, понять, принять, поверить.


последние дни переписки с ним стали совсем странными. иногда нам есть что сказать друг другу, но шаг в сторону - смерть. один неосторожный шаг в сторону, и мы останавливаем сами себя, потому что это опасно. потому что не хотим ссориться, и молчим. в последний раз хватило того чтобы я написала в ответ на вопрос как я, что я "не очень хорошо". спросил почему, я ответила, что причин много, но не уверена, что хоть об одной из них стоит ему писать. потому что - страшно. потому что не хочу конфликтов. ответил, что уже этого оказалось достаточно. а что я могла ответить? что мне плохо без него, и в очередной раз ныть о том, как я бессильна? рассказывать, что теперь я переключилась в режим злости, что последнюю неделю с каждым днем я все сильнее ненавижу людей вокруг, весь мир, свою жизнь и больше всего себя? о том, как сильно я себя ненавижу, как меня переполняет клокочущая ярость, и стоит кому-то попытаться выйти со мной на контакт, любое неосторожное движение - и это выливается на него/нее? левые люди на улице, которых как-то не устраивает то, что я делаю, одногруппники, ингрессеры, мать, люди, которых я время от времени считаю друзьями, Гор… Гор единственный, кому я стараюсь ничего не высказывать. слишком страшно. я понимаю, что эта ярость вызвана не людьми, а какими-то моими внутренними проблемами. я понимаю, что мне же от нее хуже всего, потому что я, нуждающаяся в людях, отталкиваю их от себя. но. я реагирую на то же самое, на что и раньше. раньше меня задевали любые мелочи и мне становилось больно, обидно, мне хотелось плакать, я была не в состоянии ничем заниматься, только жалеть себя и ныть. мне это надоело. я решила, что злость практичней. потом мне стало смешно. и теперь, когда я вижу что-то, что задевает меня, я ехидничаю, я обливаю дерьмом всех и все вокруг. так мне легче. странно, что я всегда любила обнимать людей, даже сторонних, с улицы. кого угодно. сейчас, когда меня переполняет злость и ненависть, мне этого больше не хочется. мне это не приносит радости, если только я ненадолго не перехожу обратно в другой режим, когда мне снова ничего не хочется, просто жаль себя, и стоит только начать думать - как захочется плакать. я избегаю думать. когда я начинаю думать, мне становится грустно и плачется. я этого не хочу. но я не знаю, что мне делать дальше, куда я двигаюсь, и смогу ли пережить этот период. последняя фраза кажется мне отвратительно глупой. потому что мне не хочется переживать, не хочется смотреть вперед, потому что я не увижу там ничего хорошего. потому что кроме этой злости и ненависти, или жалости, когда заканчиваются силы, во мне больше совсем ничего не осталось.

zebra-v-palto
16:36 - 18:10

Серьезно, о чем я могу написать? Вот я закончила, ушла с работы, приехала на новослободскую. На работе успела договориться с преподавателем по ударке на пятницу, списаться с девушкой, которая звала переехать к ней с другом третьей в трехкомнатную квартиру, пересмотреть кучу объявлений, написать в кучу чатов о том, что мне нужен сосед, позвонить одной подруге и написать одному другу лично, перелистать несколько раз список друзей во вконтакте, поплакать, еще поплакать, разочароваться. Я не в силах. Переезжать - то, на что у меня сил нет. Совсем. Это привыкать к новому месту, к новому человеку, к новым обстоятельствам и обязанностям, к новым ограничениям в деньгах. У меня нет сил на это. У меня с трудом, с четвертого раза и только после того как мне пригрозили увольнением, нашлись сили заставить себя приехать на час раньше, чем обычно, на работу, потому что теперь я работаю на другой должности. Коллега уволилась, меня поставили перед фактом. Ищут новенькую, но когда найдут - неизвестно, рассчитывать на это не стоит. Стресса от работы стало в три раза больше. Я чувствовала себя спокойно, я могла, как правило, не торопиться, да, я задерживалась и засиживалась, бывало, но у меня была определенная свобода в рамках того, что я выполняю свою задачу вовремя. Теперь я все время сижу за компом и почти не могу от него оторваться, как правило не могу оторваться даже на 10 секунд. Потоком идут пациенты, им делают исследования, все, что от меня требуется - писать в нужные места под диктовку от врача показатели исследования в шаблон и распечатывать. Некоторые исследования делаются чуть дольше, минуту-полторы, иногда три или даже больше, иногда вообще не получается. Я пользуюсь этой возможностью чтобы проверить вк и телегу, а потом слушаю поток замечаний про то, как врача бесит, что я стучу по клавиатуре. А мне что, сидеть и просто ждать, да? Сегодня вот она ставила музыку, и провоцировала меня. Взрослый человек, вроде. Но. Это все так не важно. У меня там с больницы были проблемы с аппетитом. Они не ушли, но кое-как у меня получается один-два раза в день запихивать в себя еду. Мне не читается. Мне многого не хочется. Почти всегда - сложно понять, а хочется ли вообще хотя бы чего-нибудь. Я не справляюсь с собой и со своим состоянием. Я плакса, какой не была со своих четырнадцати. Даже сейчас я сижу в кафе, печатаю, и у меня скатываются слезы, мешают, загораживают экран влагой. И не вытрешь так просто. Я ж теперь красится начала. Чтобы чуть-чуть увереннее себя чувствовать, выходя из дома. Чтобы не бояться людей так сильно. Но я все равно боюсь. Я замкнута. Я не вижу своего настоящего, не вижу будущего. Я не вижу счастья. Совсем. Ни внутри, ни снаружи. Я оживаю, когда рядом есть люди, и у меня получается {жить}, но вне этих моментов мне становится хуже и хуже. И люди. С ними тоже все сложнее и сложнее. Мне становится сложнее находить хоть какое-то равновесие с собой, и я становлюсь невыносима для окружающих, происходят ссоры с близкими, от которых мне еще хуже. Крики, мат, снова… выбитые двери. Обиды. Безнадежность. Бессилие. Отчаяние. Мне некуда бежать. Я не вижу ни единого выхода, потому что любой выход - это усилие, которое мне нужно приложить, и на которого меня нет. Мысль о буддизме в контексте жизни как непрекращающегося страдания не вызывает у меня даже тени улыбки, я просто продолжаю тихо плакать и собирать слезы салфеткой. Я, наверняка, отвратительно выгляжу. Хочется умыться, не поехать на пары, но… Куда? мне даже сбежать некуда. Дома не станет легче или лучше.


Я как-то держалась до выходных, пока не поехала на опрц. А потом - бух - и чс. И - "не думай об этом", "не пиши", "подожди". Все самые умные. Я понимаю логику, и, не в силах предложить других вариантов, слушаюсь. И скатываюсь в бездну. С каждой секундой зияющая дыра пустоты становится лишь шире. Мне задают наиглупейший вопрос: зачем тебе все эти страдания? Прекрати их испытывать, у тебя есть выход, ты можешь все закончить. Они думают, что этот выход есть. У меня его нет. Боль - единственное, что я ощущаю. Во мне больше ничего нет.


Когда я с кем-то вместе чем-то занимаюсь, я получаю от этого некоторое удовольствие. Например, когда собираю людей на игру в уно в антикафе, на фермы, иногда - когда просто общаюсь с кем-то наедине или что-то смотрю вместе. Но реже. Это, правда, сложно. Сейчас я впервые почувствовала, что мы действительно расстались. Что, возможно, мы уже никогда больше не будем вместе. Если бы я могла найти слова, чтобы описать, насколько это больно. Больно быть вдали. Больно терпеть и ждать, пока он вернется, и верить, что вернется. Больно проверять и каждый раз видеть, что я все еще в чс. Больно думать, что он, возможно, совсем скоро остынет, отдалится, мы станем чужими друг для друга. Больно, что он злится и может возненавидеть меня. Это все только мои фантазии? Нет, простите, я не верю, что надумываю. Я стараюсь, изо всех сил, но не верю в хорошее. Ни во что хорошее. Я уже давно не подросток, да и в том возрасте я никогда серьезно не думала о суициде. Но сейчас я не хочу жить. Я не хочу продолжать пихать себя изо дня в день, не хочу пытаться убегать или хоть как-то разговаривать с мамой, не хочу ни перед кем оправдываться, не хочу без конца плакать, не хочу слушать этот чертов пост-рок. Не хочу даже на секунду предполагать, что он может исчезнуть насовсем уже сейчас, и что я могу никогда его больше не увидеть. Я не хочу думать о прошлом. Ни о прошлом с ним - слишком много болезненно прекрасного, от того, что сейчас этого нет, и, возможно, никогда больше не будет; ни о прошлом с Димой - там слишком много негативного и болезненного опыта, от которого мне становится еще более и более страшно. Я не хочу ехать домой, потому что у меня все равно не будет сил приводить в порядок свои вещи, убирать за собой, как-то адекватно общаться с домашними. Я ищу убежища, но его нет нигде. Я чувствую себя живым ходячим мертвецом. Мне все равнодушно. Вчера вот встретилась со своим бывшим когда-то другом. Он сам появился, написал, предложил встретиться, нашел меня на Арбате, хаотично перемещающуюся по порталам. Мы пообщались. Я рада, что у него все хорошо. На этом все. Спустя столько лет, это не вызвало во мне никаких эмоций. Я хочу умереть. Закончить свою жизнь. Вряд ли я это сделаю. Не знаю, почему. Но я этого хочу. Потому что. Я хочу счастья, но не вижу его. Нигде. Никак. Я часто хочу ему позвонить, но сдерживаюсь и не делаю этого, потому что боюсь сделать еще хуже. Я очень хочу к нему. Это все.


Невозможно было думать о том чтобы переехать, и не думать о том, что мы жили вместе, как мы жили вместе. Невозможно было думать о том, где искать соседа-сожителя, и не думать о нем. Невозможно думать о нем как о друге. Невозможно Думать об этом и не замыкаться в круг отчаяния. Я не могу так, как есть. Я не могу никак иначе. Я_не_могу. Логика не работает. Не знаю, осталась ли она у меня вообще. Мы много раз говорили, что сошли с ума. И это было весело и смешно. И здорово. Но. Я сумасшедшая наркоманка. Я ненавижу любовь, которая сделала это со мной. Вру. Ненависти во мне нет. Я хотела бы ненавидеть хоть что-нибудь. Хоть кого-нибудь. Но у меня нет сил. Все, чего я хочу, это лечь и ничего не делать, ни о чем не думать. Умереть. Или. То, что невозможно. Мне тяжело сидеть и передвигать пальцы над клавиатурой.


Я цепляюсь за людей, надеясь, что они подарят мне любовь. Что я смогу увидеть, что я нужна, что меня кто-то любит, что мне подарят тепла. Поэтому я решила вернуться на Динамо. Но этого нет. Совсем. Я вижу только равнодушие и то, что моего состояния не видят, с ним не считаются и думают о себе. Я понимаю, что от меня куча проблем. Но как мне справиться с собой, без какой-либо поддержки? От Васи сначала было так тепло, а теперь все ужасно усложнилось, и его присутствие больше не помогает.

zebra-v-palto
19:36 - 20:02

Нет, у меня нет никаких мыслей. У меня есть только очень сильная тяга к человеку, неопределенная, я сама не знаю, чего хочу, но невозможность что-либо сделать вызывает слезы, растерянность, боль. Я категорически не хочу, чтобы все было так, как оно есть. Мне тяжело в этом, мне не хочется чувствовать себя так, но я не знаю, что мне сделать, чтобы это преодолеть. Я жуткая плакса, Боже. Я, правда, не хочу быть в этой ситуации. Не хочу думать о том, что со мной, как ко мне относятся, не хочу думать ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем в связи с этим человеком. Я не хочу думать, потому что любые, что позитивные, что негативные мысли будут вызывать боль. Потому что позитивным я все равно не поверю сейчас. А теперь меня накрывает сначала раздражение, потому что меня дернули в момент, когда я в кои-то веки попыталась остаться наедине с собой, а потом равнодушие. И снова жалость к себе. Все это бессмысленно. Мне хочется сбежать, но от этого никуда не сбежишь. Потому что я не от него хочу убежать, а от своих чувств. Я не хочу их чувствовать, когда они причиняют боль. Поэтому я и убегаю в разговоры, сериалы, мангу, книги, дела. Что угодно, кто угодно. Только бы не оставаться наедине с собой. Но вот сейчас я одна. И что? Я успокаиваюсь. Почему?


Я не могу перестать вспоминать, потому что это было совсем недавно, потому что я не считаю это прошлым, потому что я все еще верю, какой-то частью своего сознания, что это и настоящее и будущее. А другой частью себя я этого совсем не хочу. Чтобы перестать думать, нужно отрезать, переключиться. Мне это кажется невозможным, просто издевательством над собой. Но только вспоминать, проверять страницу, видеть, что я все еще в ЧС, ждать чего-то, блять, чего я жду? Это тоже больно. Да все больно, что бы я ни делала, как бы я ни пыталась себя перенастроить, ничего не изменится. Мне все равно будет больно. Просто потому что я дура. И опять плачу, и все еще не знаю, куда себя такую деть, где спрятаться, как защититься. Я упорно проверяю страничку, потому что мне кажется, что только он может меня спасти. Мне очень нужно, чтобы меня кто-нибудь спас от себя. От этой клетки, в которой я чувствую себя запертой. Я сама это сделала? Без разницы. Только бы меня кто-нибудь спас. Но. Я не могу. Я не хочу никого подпускать, когда со мной такое происходит, и закрываюсь только еще сильнее. Что за идиотизм. Просто. Люди кажутся такими глупыми, равнодушными, злыми. Мне кажется бессмысленным ожидать от них помощи. А чем они могут помочь мне, с моей пустотой внутри? Чем они могут ее заполнить, если все это тепло неискренне. Ну да, а вот то, единственное, конечно, искреннее. Я все еще верю, что он меня любит, и без возможности ощутить это, увидеть какое-то подтверждение, я страдаю. А вместо подтверждений я имею чс, недопонимание, негатив. И я так боюсь его. Даже если я этому не верю, я могу совершить ту же ошибку снова. Мне жаль себя, потому что я не вижу никакого выхода, но не хочу больше терпеть. Какой смысл в том, что я пытаюсь писать? Мне от этого все равно не станет лучше. Я ужасно устала чувствовать себя такой одинокой, беспомощной и несчастной.

zebra-v-palto
12:45

Чего я хочу? Это центральный вопрос. Самый простой из правильных ответов звучит так: «я хочу не быть одна». В целом, а не прямо сейчас. Что я могу для этого сделать? Помимо старых знакомых и друзей, мне нужны новые люди, я уже думала об этом, и возвращаюсь к этому же снова и снова. Прогулки с ингресс, занятия музыкой, возобновление игры на ударке и походов на всевозможные концерты в консерваторию, на джаз-вечера, побродить по антикафешкам, побродить с ингрессом по незнакомым для меня районам, изучить их получше, всегда искать компанию, рисовать матрешки в зависимости от конкретных обстоятельств, искать удобные кроссы. Почему нет? Искать компанию на фарм ключей. Играть по всей Москве, а не локально. Поскорей бы уже было тепло. Поскорей бы закончилась вся эта жесть с больницей, управлением носа и синяками под глазами, как будто я в панду играю. Мне нужно что-то сделать с приступами социопатии. Это должно пройти, когда лицо починится, но как прежде уже никогда не будет, и я все еще не понимаю, как буду ездить каждый день на работу в толкучке на метро, если сейчас даже из дома одна выйти не могу. Я хочу чтобы со мной ходили, и чтобы это, конечно же, был Гоша, или Аня, или Марина, или Леня. И обижаюсь, когда эти люди не оправдывают ожиданий. Я первый раз в жизни не саркастична, не полушучу, я действительно считаю себя глупой. Из-за всей этой ситуации, которую я допустила, из-за своих ожиданий от людей, из-за своих мыслей о том, что будет дальше, из-за своего состояния беспомощности.


Чего я хочу? Я хочу чтобы Гоша начал лечиться, избавился от тех его привычек, которые мне не нравятся и причиняют мне боль (физическую или моральную), и снова быть вместе. Нет, этого не будет. Я знаю, что этого не будет, но будто не осознаю, не понимаю, почему-то все на что-то надеюсь. Это главная причина, почему я - полная дура. Но я все еще не хочу быть одна. Надо исходить из реальности, а не из фантазий. Реальность такова, что я могу с Гошей общаться, когда он сам этого хочет, принимать от него помощь, но не переходить черту. И осознать наконец, что никаких отношений между нами больше никогда не будет. Что мне нужно перелистнуть страницу, как это банально говорят, и жить дальше, и искать что-то новое. Поэтому нужно избавиться от социопатии и вести социально активный образ жизни. Быть собой, которая всегда легко знакомилась, общалась и сходилась с людьми. Мне очень нужно внимание, и оно у меня есть.


Все это - прекрасные мысли для того чтобы заниматься их воплощением, когда я поправлюсь, но все это совершенно мне не помогает разобраться с тем, что я прямо сейчас чувствую. Я думаю не о настоящем, а немного вперед, а моего «сейчас» как будто и нет вовсе. Хочется только отвлекаться и забивать голову чем-нибудь, но голова упорно не забивается, в ней и так слишком много всего, и отвлечься не получается. Все скучно. Книжки не читаются, матрешки не рисуются, манга не читается, аниме с сериалами и фильмами не смотрятся. Людям писать особого желания нет, непонятно, что с ними обсуждать, о чем говорить. Вчера накрывало, позвонила Гоше, не брал трубку, Ане, была с Тихим, Марине, отпустило, когда стали слишком уж забавно зевать. Мысли кончились. Что сейчас делать все так же непонятно.

zebra-v-palto
00:08
Вместо блокнотика. Раз уж я все равно сижу за ноутбуком, проще напечатать. Я действительно собиралась и пыталась писать каждый день. Увы, это сложно. Переезд, канун нового года, мысли где-то совсем не там. Сложно сосредоточиться. Засиживаюсь на работе, в понедельник вообще только в семь вышла, первый раз за все время, что там работаю. Написать сразу и про все - невозможно. Зато могу про сегодня. Попытаться. День был длинный. Очень. Хотя сегодня я как раз ушла вовремя. Совсем поселилась на седьмом этаже. Пришла, забрала первичные карточки, подобрала все договоры и ускакала наверх со всеми вещами. Переписывалась с Гошей, добирала кворум на ферму. Хмм. А ведь дневник на саммере - тоже публичное место, следовательно какие-то резисто-секьюрные вещи мне здесь писать не стоит, потому что "а вдруг какой-нибудь энлайт зайдет?" тем более что ник у меня и тут, и в игре одинаковый. Как же все-таки сложно привыкнуть к этой паранойе. Ммм. Еще одна новая идея на заметочку: походить весной, как тепло станет, с листочками у универов, поагитировать нейтральные территории за резист) Мне еще с подросткового возраста нравилось такой ерундой баловаться, а так, может, хоть пользу фракции принесу, и время весело проведу заодно. Главное только самой не принимать слишком близко к сердцу, если кто-то что-то грубое говорить будет. А могут ведь. Блин. Взять с собой кого-нибудь теплого-доброго-хорошего, чтобы обнимал, успокаивал, гладил по волосам и говорил, что я не сделала ничего плохого. Жаль, что Гоша вряд ли пойдет со мной на такое. А искать кого-то другого… Заменители. Как будто его кто-то может заменить. Я опять все о том же, о чем мы переписывались и потом говорили перед переездом. Хотя. Сейчас я вообще не знаю ничего. Выносить сор из избы - хуевое занятие. И не стоит. Но. Такое ведь нельзя прощать. Тем более так запросто. Ммм. Раньше. Больше порядка и структурированности. И в тексте, и в мыслях, и в действиях, и в жизни. И в игре тоже, кстати. Но я занимаюсь почти что только последним… Дурочка совсем. Моя жизнь - сплошной хаос. Иногда она мне нравится. Иногда я ее ненавижу. Иногда мне хочется все изменить, потому что может быть по-другому еще лучше, иногда потому что в настоящем слишком пиздец. Иногда между первым и вторым промежуток меньше десяти минут. Возможно, причина такого хаоса в моей голове в том, что я совсем перестала писать. И я хочу к этому вернуться. Но. Да нет. Безо всяких но. Спать хочется очень. Завтра последний рабочий день в году. Надо бы хоть что-то, да хотя бы бабушке подарить. Но я сегодня занималась совсем другим. Даже не вспомнила. Все время бегу, бегу, бегу. Почему-то я сегодня гиперактивная и немного на взводе. Была. Приехала после работы домой, на динамо, поболтала с мамой немного, продолжая собирать ферму и мониторить процесс.

То, что успела написать, пока меня не начало накрывать.