Summer-breath.com
Вдохновение
Haradrim
У пустоты белый цвет. Да.
Я не помню откуда я это знаю. Я ли это сказал? Кто-то другой? Почему белый?
Я не знаю.
Но я чувствую, что посреди чёрной земли. Чёрной настолько, словно её и нет вовсе - только белый цвет воплощает ничто.
Посреди этой черноты растёт башня. Башня из чёрного пламени, плотного настолько, что по нему можно ходить, что я собственно говоря и делаю. Вокруг башни парят камни сатурновым кольцом. Я не помню, что такое Сатурн. Это слово откуда-то из прошлого. Прошлого, которое теряется с каждым моментом времени. Если оно вообще здесь существует.
Если оно вообще существует.
На вершине башни чёрный обугленный символ, похожий на коготь орла.
Орёл. Я не помню что это. И вряд ли помню, что такое коготь. Но вокруг этого когтя вращаются восемь чёрных звёзд. Они жмутся к другу - по четыре на каждом полюсе. Они ярко светятся в своей черноте на фоне красных, чёрных, белых всполохов, похожие на прилив или биение сердца.
Оно прекрасно и изменчиво - это небо. Также изменчиво, как статично пламя чёрной башни.
Когда-то давно, когда я помнил что это неестественно и это сводило меня с ума - я ненавидел его. А сейчас я не помню собственного имени. И уж точно не помню, что естественно.
Я такой не единственный в этой башне. Много гостей и заключённых бродят по закоулкам и комнатам безликие и молчаливые. Они не видят друг друга, но никогда друг другу не мешают. Они тоже лишены памяти и даже самих себя.
Многие из них оказались в башне гораздо позже, чем я. Но она стёрла их.
Я не знаю, что отличает меня от них.
И не считаю важным.
Но я знаю, что когда башня стирает кого-то полностью- он рождается снова. Рождается прямо в башне и двери, что всегда закрыты - открываются по его желанию. Имеет значение только какую дверь он откроет первой. Куда ведут эти двери - я не знаю. Но я не помню, чтобы их когда-либо открывали с другой стороны.
Я знаю, что башня не может стереть меня.
И я захотел, чтобы что-то отличало меня от остальных.
Я захотел себе имя.