Summer-breath.com
девочка-сапожник
pollysheep
По-теш-на-я
Есть ощущение, что мои нервы испытывают на прочность. Я всё понимаю, ведь мне тоже было и больно и страшно. И проще быть потешной и смешной, чем приоткрывать краешек маски.
Но порой оттуда течёт чёрная желчь. Липкая и злобная. И вот я смотрю в трясущуюся радужку, хмурю брови и рявкаю: "Не играй, блять, на нервах" - и строгий ответ чайно-карих глаз. "А вот теперь обидно".
Простипростипрости.
И иди ты к чёрту.
Мне чаще было обидно.
И снова и снова - нам проще же бить себя осокой. Нам проще лежать спиной на ледяном полу. И, сцепив зубы, смотреть холодной синевой на протянутые руки.
Ну бей, давай, бейбейбей. Не жалко. Уже не жалко.
И сидишь в наушниках. Слушаешь чужую жизнь. Хриплый вокал воет в уши. А глаза пытаются поймать взгляд. Неа, хватит.
У меня всё воет болью. Кричит и ноет.
У меня всё изливается желчью.
И я вновь примеряю маску, сжав до бела кулаки. Устала. Но так надо.
Живи.
Терпи.
pollysheep
Как я истории из прошлого рассказываю.
Дело было в… Кажется, это был 2012-ый год. Я и Анубис ездили в тур по Европе. Эх, это была весёлая поездка, мы с Анубкой успели даже поругаться…
Но не об этом речь!
Тогда у меня был парень и звали его Рома. И жил он тогда в Е-бурге. Моя окрылённая душа стала ещё более окрылённой, когда я узнала, что одним из городов на пути следования поезда будет Екб, и остановимся мы там аж на сорок минут. Ах, как круто, подумала я.
По дороге мы с Анубисом несколько раз обсуждали, что я не могу дозвониться до Ромы из-за какой-то хуиты. А это значит, что я не смогу дать ему точное время прибытия поезда. День-то я как-то умудрилась ему сообщить. Кто-то из пацанов спросил меня, о ком я говорила. Я, не чувствуя своей влюблённой жопой подвоха, сказала, что говорю о парне. Пошли расспросы, и я отвечала коротко и односложно:
- Сколько лет?
- 21.
- Как звать?
- Рома.
- А чем занимается?
- Работает. Отъебись, дай пожрать.
И вот, день икс. Проводница орёт, что мы уже в Е-бурге. А благоверному сударю я так и не сообщила про время прибытия и вагон, около которого я тусую. Но моя душа продолжала верить в чудеса. В ноябре, я вышла на ледяную станцию, вся такая готовая. Под "вся-такая-готовая" я имею в виду следующий набор: волосы в отлёжанной косе, старые бриджи со следами ролтоновского бульончика, какая-то футболка, ветровка, которая истрепалась обо все стены Парижа и - мой гений просто - фиолетовые резиновые шлёпанцы. Ну, короче, видно, что баба парня ждёт!
Естественно, все высшие силы показали мне средние пальцы и глубоко насрали на мои надежды - чуда не случилось, Рома, гонимый зовом сердца, не ждал меня неделями на вокзале, аки Хатико, и мы так и не встретились. Я расстроилась, но, всё же, жизнь на этом не заканчивалась. Поэтому я планировала план мести под названием: "Какого ебучего хрена я не могла дозвониться?"
Но самый трэшак для меня готовила моя туристическая группа. Я меломан с тех пор, как у меня появился магнитофон - с рождения. Так что, плеер - это святой Грааль для меня, который нужно подпитывать энергией. Этим я и занималась, туся в тамбуре. Дверь была закрыта неплотно и сквозь неё я услышала парней из нашей группы. Они обсуждали меня и Рому. Обсуждение строилось на смехе над моим лошеством, над утверждением, что Рома - существо выдуманное, что я, возможно, вообще с девушкой встречаюсь. По поводу работы кто-то хихикнул, что он работает в макдаке (к слову, Рома - вет врач). Короче, для антуража бабушек-у-подъезда им не хватало назвать меня проституткой, а Рому - наркоманом.
Моя душа не вытерпела. Я вышла из тамбура, драматично хлопнув дверью. Если бы взгляд мог убивать, то это купе прекратило бы своё существование. Я гордо ушла от них, понимая, что в этой беседе участвовали даже те, кто по первости казался более-менее нормальным. Поезд набирал скорость за счёт моей пуканной тяги.
Вернулась в своё купе я, естественно, расстроенная. Анубису рассказала о всей несправедливости, и о том, что парней надо взорвать следом за Киркволльской церковью и моим очагом. При этом присутствовали наши соседки по купе, с которыми мы сдружились в ходе поездки. Они так же согласились, что парни - ебанутые.
Вечером этого дня одна из девчонок (кажется, её звали Вероника, не уверена, не помню, на самом деле) привела одного из тех парней. Я читала книжку и грустно смотрела в потемневшее окно. Деревья там напоминали мне картинки с тленом, и, глядя на голые ветви, я мысленно засовывала их в задницы этих юных создателей нового Дома-2. Парниша сел напротив и начал пытаться со мной заговорить. Ещё и улыбался как-то криво - паскудёшныш. А Вероника его в бок тычет, типа, давай, говори толково. Извинился. Я, закатив глаза так, что чуть не вывихнула себе мозг в процессе, сказала, что ок. Всё равно ни чему не научатся, а так бы ещё вокруг меня соберётся ноющий хор из тех, кто захочет, чтобы я их простила.
После этого трэша я выучила одно простое
правило: рассказывать о своих любовях только тем, кому риали доверяешь. Ибо всякие эти шушукалки ебаные мне в хер не упёрлись.
pollysheep
Как мы играем в Драгон Эйдж, или великая забота ястребиной мамаши
К: "ну и пиздуй на свои тропы, сына-скотина, а карвера оставь, вдруг его продует! надень шапку!"
Я: "так, доча-хуёча, бери своего пиромана недоделанного и пиздуй, а Бет пусть дома сидит, да учиться, ей ещё поступать в училище боли и страданий"
К: "возвращаешься с троп, злой и заебанный, чудом, сука, выжил, сракой прожег себе выход, пидоришь домой, а там сэр лапша твою сестричку в круг квадратит."
pollysheep
"Ты же знаешь, что это плохо, что ты такая. Тебе же замуж выходить, детей рожать. А ты такая. Как ты замуж-то выйдешь? А какой у тебя диагноз? Остеохондроз? Нет, не может быть, должно же быть что-то ещё, ты ведь такая. Давно не ходила к эндокринологу? Тебе к диетологу надо. Сбалансировано питаться. Ты же сама виновата в этом, ты же знаешь. А при чём здесь, что ты студент? Ничего страшного. Сходи к врачу, сделай себе нормальное питание, подсчитывай калории, не ешь мучное, сладкое. Купи курицу и ешь мясо. Если любишь сладкое, то купи мёда. Денег нет? Да все вы так говорите, всё у вас есть. Тем более, это не так уж и дорого, так что ничего страшного. Но ты же вообще ничего не умеешь. Ты когда поступала, ты тоже такая была? А может ты была меньше? Что у тебя? Склонность к диабету? Так тем более тебе надо есть меньше. Но ты же вообще ничего не умеешь. Ты не тренируешься, ты ничего не делаешь, не занимаешься собой. Вот, пресс. Надо пресс качать 50 раз в минуту. А ты сколько сделала. 20. Вот. Отжиматься ты вообще не умеешь. А гибкость у тебя даже примерно не дотягивает. Ну и что ты с этим хочешь делать?"

Это прямая цитата моего преподавателя по физической культуре. Поэтому теперь:
- Мне не стыдно красиво рисовать толстых девушек, придумывать толстых персонажей и вообще, искать пухло-эстетику, потому что это, блять, единственный способ принять себя и не желать шагнуть в окно, лишь бы, блять, не слышать о том, какой ты стрёмный 24/7
- Мне не стыдно, что я люблю отоме-игры, потому что 2D люди, в последнее время, единственные, кто разговаривают со мной с уважением.
- И я просто, блять, хочу подорвать этот спорт-комплекс. Спасибо.