Summer-breath.com
дневники
destrukciya
поэтический эксгибиционизм.
Тема дневников, она интересна по-своему. Что это, раз не интервью с самим собой. А от того и честное и лицемерное одновременно.
И лень.
Как много в записи зависит от лени. Один лишь ее приступ - недописанное предложение - не развитая мысль… ты читаешь через время - какой нелепый наивняк.
Какой это дневник у меня по счету - двадцатый? Надоели все эти тетради разбросанные по комнате, и сжигаемые каждый раз в новом приступе саморазрушения. И даже этот ресурс уже был храмом мысли. Разрушенным храмом. Раза два по-моему.
Мне нравится вести дневник собственных мыслей и реакций, потому что пока пишешь - оттачиваешь мысль. Понимаешь, что важно, а что просто попало под руку и стало раздутым…
И все же дневник… у Сартра запись по этому поводу:
"Дневник, по-моему, тем и опасен: ты все время начеку, все преувеличиваешь и непрерывно насилуешь правду. "
И опять же излишнее самооправдание или самоуничижение… и даже самоуничижение, как форма самооправдания.
К тетрадям у меня вообще возникает чувство гадливости, зная сколько в них угарного газа моего нытья… нет уж спасибо, у меня с инстинктом самосохранения все норм, я это перечитывать в ближайшие года два не намерена, а если ничего не изменится, значит они сгорят, и тогда перечитывать и не придется - нечего.
Какая горькая мещанская стойкость.
Я задаюсь вопросом, зачем вообще вести дневник и понимаю, что это своего рода поэтический эксгибиционизм. Когда у тебя нет никаких талантов, но есть тяга к творчеству - занимаешься тем, что скальпируешь собственное нутро.

destrukciya
Кафка и не вечное
Весь день слушаю дневники Кафки, период с 20-х по 23-е годы.
Пробовала читать. Но удивительная схожесть мыслей не давала продвинуться. Задерживалась на каждой странице, перечитывала. Удивлялась. Тяжелые, больше похожие на откровение, предложения, выворачивали наизнанку. Хотелось перестать читать, уйти, отбросить. Что в итоге и сделано.
То, в чем мне так сложно сознаться самой себе, что бы не унизить себя еще сильнее, - он пишет с такой легкостью, для всего находя слова.
Удивительная честность с собственным дневником.
Я же и в собственных мыслях, до глупости, скрытна.
А когда слушаю аудио формат книги, чувствую себя абстрагировано. Слушаю чужой голос, не принадлежащий Кафке, тем более мне.
Это помогает не тонуть в личном.
Слушая дневники, непременно задумываешься о смерти. На ум приходит в фарш избитая мысль о том, что мы не вечны. А живем так, словно смерти не существует.
Знал ли Кафка наверняка, что умрет так скоро, когда отдавал себя на волю метаний в собственной пустоте? Разрываясь меж ненавистной службой и любовью к литературе, при этом не способный написать и строчки месяцами… Мог ли он все изменить единым устремлением души и мысли, если бы знал, что скоро умрет?
Мне хочется ответить - да! конечно! - но я сама себе не верю. Я ведь не о Кафке задаю этот вопрос, но о себе.
Изменила бы в этом жалком существовании хоть что-то, если бы знала, что умру в течении нескольких лет?
Апатия во мне, отвечает: а зачем? все равно умрешь… какая разница - будет больше или меньше сделано, если тебя в этом не будет. Лишь след. Безразличный тебе след.
Кто-то в моей голове раздраженно закатывает глаза отвечая:
"Ты не веришь в смерть. Как и все живые"
Но и Кафка, даже когда чувствовал собственную гибель, не заставил себя дописать то, что начал.