Summer-breath.com
мысли
zebra-v-palto
О том, что истории никогда не заканчиваются
9:02 29.08.17

Что-то вроде. Мм. Пафосно. “А теперь пора двигаться вперёд”. Мыслей много. И неудивительно. Здорово, что они проснулись. Но начать стоит не с них, а со строго описания, по порядочку, событий вчерашнего дня. Вчера я сумела написать и одну фразу: “трудно переоценить значение этого события в моей жизни”. И я себе не прощу, если это не будет задокументировано. И на этом с предисловием надо заканчивать.

Итак, вчера был понедельник, 28.08.17. Эту дату со временем я ещё запомню. Это достаточно неожиданно, но мне сложно описывать события по порядку, сдерживая/откладывая выплеск эмоций. Значит, даже если я сонная, если я спокойна и ни капли не взбудоражена, я всё ещё могу быть переполнена эмоциями? Сомнительно, но о своём состоянии я ещё подумаю позже. Надеюсь. А сначала, правда, вчерашний день, зебрушка.

Началось все, пожалуй, с переписки с Дафаней. Я в очередной раз писала о своём состоянии, ничего нового. Кроме одной мысли, появившейся уже ближе к концу рабочего дня. Суть в том, что мои мысли и намерения касательно моего ближайшего будущего показались мне похожими на то, что произошло с Димой, когда мы расстались. Далёкий 2013 год. Уход из универа и ото всех социальных связей. А ведь как похоже на то, что кажется мне сейчас самым вероятным дальнейшим развитием событий в моей жизни. Эта ассоциация не повлекла за собой дальнейших размышлений, нет. За этим последовали только действия. Первое, что я сделала, это написала Маше. Это та самая девушка, с которой мы когда-то мельком познакомились через Диму, и которая все эти годы являлась единственной ниточкой, связывающей меня с этой частью моего прошлого. Мы списывались раз в полгода, год или полтора. Обменивались новостями из своих жизней. Я присылала свои посты, она, как всегда, бурно эмоционально на них реагировала. Как всегда, я спрашивала, нет ли новостей от Димы, но вот уже несколько лет была только пустота. Мы не знали, чем он занимается, после того, как ушел из универа. Не знали, там ли ещё живёт. Мы не знали, жив ли он ещё, или нет. Она была его подругой когда-то. Я была его девушкой, и когда-то, в прошлой жизни, я любила его до безумия. И вряд ли когда-либо ещё кого-нибудь полюблю так сильно. Это была точка, в которой Дима был центром моей вселенной, и из которой моя последующая жизнь разворачивалась спиралью. А для Маши это был первый друг. Так что мы обе беспокоились. Молча. Итак, информации все так же ноль. А сколько лет прошло. Спросила у Маши, ездила ли она к нему в Кубинку, без задней мысли. Подумала, можно ли там что-то узнать. Ответила, что нет, и шанс крайне маленький. А я вспомнила, как приезжала на день рождения, и первые попавшиеся же девушки знали его, привели меня к его дому и потом узнали мне его домашний номер. Я сама ответила себе на свой же вопрос: городок-то маленький, все друг друга знают. Вполне может получиться. Хотя бы просто узнать, жив он или нет, может быть, чем он занимался после, все это время… И вдруг, неожиданно для себя решила, что точно поеду. И именно сегодня. Почему вдруг - самой бы понять. Но вот. Подумала, что вот если не ехать туда, то чем я буду заниматься? Играть в ингресс вокруг работы? Планировала в музеон зайти, может, полинковать. Он как раз стоял зеленый, чистенький. Или сразу домой, и ещё один пустой вечер безделья. Так какая разница, куда двигать тело, если все равно что вокруг пустота, что внутри пустота. Что я теряю, если съезжу в Подмосковье? В конце концов можно там поиграть, уники собрать. Чем не повод? Время - разменная монета, когда состояние настолько похуистическое. Что есть я, что нет меня. Все равно ничего не делаю. Все в помойку. Поэтому решиться было так просто.

31.08.17 9:21
Ближе к концу рабочего дня убежала наверх искать несколько новых карточек. Татьяна Вячеславовна и Диана не работали. Обнаружила подобранные карточки на среду (через день) с распечатанными анализами. Пациенты к тому моменту уже все были обзвонены, я была не шибко занята, так что села проверять. Пока привычно копалась в анализах, думала, когда бы посмотреть карту, как поехать, когда. Самым логичным решением (насколько здесь вообще может быть логика) было собраться с мыслями/силами и поехать сразу после работы, без лишних сомнений и мыслей.

20:49

Яндрекс посоветовал мне поехать на электричке с филей. Я обрадовалась, что не придется ехать с белорусской и ловить дополнительные флешбеки. Попала под дождь на филях, поспрашивала дорогу у прохожих, снесла/захватила/проапала пару-тройку порталов, подождала ближайшую электричку, благо, долго ждать не пришлось. Села в последний вагон, вспоминая многочисленные обсуждения “электричко-фарма”, п8з на каждой платформе, ну и главного: что достать порталы на станциях больше шансов, если сесть в последний вагон и хакнуть отъезжая. Вполне логично. Было бы, если бы везде были порталы в рендже из элок. Ух, как же мне не хватает смайликов в тексте. Совсем я одичала. Я честно пыталась +- на каждой станции ловить униквизиты, кое-где апать, один портал даже до п8с доделала. Почитывала мангу, вслушивалась в музыку, ни о чем не думала. Интернет работал с перебоями. Мелькала мысль о том, что, возможно, в кубинке у меня с этим будут проблемы. Однако, пронесло. Прибыла на платформу. Дорога пронеслась незаметно. Открыла карту, когда подумала: “наверное, уже скоро должна приехать”, а там через одну выходить. На предпоследней улыбалась как дурочка (или без “как”?) и фоткала поле через грязное стекло. “Тут мы с Димой гуляли/сидели, когда я последний раз приезжала”. Подумать только, четыре года! Это целая жизнь. И вот, я снова оказалась там. Как? К чему нужны риторические вопросы?

И вот, добралась, доехала. “Это кубинка?” “Да”. Вышла из состава, пошла по платформе, вглядываясь в лица, ожидая в любом встречном узнать Диму. Ага, именно так. Я быстро осознала, что на то, чтобы спрашивать людей у меня смелости не хватит. Смутно узнала мост в город, вышла в нужную сторону, двинулась по порталам в приблизительно нужном направлении. Кажется, с теми девушками мы шли именно сюда. Да? Да ведь? Черт. Неузнаваемо. Ни здания, ни магазины, ни улицы. Все чужое. Совершенно незнакомое место. Линк, линк, поле. Пятерочка, две баночки алкоголя: медовуха и сидр. И на пробу, и для смелости, и от нервов. Все сразу. В одну руку баночку, во вторую зонтик, черт, а сканер-то куда девать? Там еще порталы есть! Ладно. Первая баночка выпивается достаточно спешно, прямо в магазине, и на небольшом тупичке неподалеку, в котором не было порталов, но который показался смутно знакомым. Вернулась на подобие главной улицы, пошла дальше по порталам, пока не начала узнавать дома. Да, вот в одном из них, одинаковых, я помню, жил Дима. Уникапч, еще уникапч. Под полюшком больше ничего не сделаешь. Порталы кончились, а дворы еще есть, и пока еще незнакомые. Сканер убран. Стоп, вот этот закуток, зелень, штука какая-то непонятная, отдаленно детские качели напоминает, это ведь… Это то, да? И цифра 6 почему-то кажется нужной. Смутно, без толики уверенности, решаю все же, это он, это его дом. Захожу во двор. Качели, это ведь те самые, с которых я читала девушкам стихи Бродского наизусть, да? “Речь о пролитом молоке”, но прошло уже столько лет без повторений, что едва ли я сейчас смогу прочитать пару-тройку восьмистиший оттуда без запинки. Скамейка, в сумке нет ничего хрупкого, можно сесть на нее. Сканер убран, так что небольшой дождь больше не беспокоит. Пришло время второй баночки. Выпито чуть больше половины. Я поглядываю вокруг, но ничего особенно не думаю. Привстаю, пытаясь понять, достаточно ли я уже пьяна, чтобы задавать людям странные вопросы. Чувствую: почва подо мной не тверда, значит, пора. Давно уже пора действовать. Подошла к двум мужчинам неподалеку. “Здравствуйте. Можно задать вам странный вопрос? Вы знаете Диму Чернавина? Он где-то здесь должен жить” “А сколько ему лет?” “22 должно быть” “Нет, не та возрастная категория”. Вернулась к своим вещам, допила баночку. Да, действительно, нужно молодых ребят спрашивать. Но поблизости больше никого не было. Я собралась и выдвинулась со двора, думала, пойду к платформе. Если попадется кто-то - спрошу, нет - значит, не судьба, не сейчас. Мне потребовалось четыре года на эту попытку. Сколько еще лет пройдет, прежде чем я сделаю еще одну?

Я прошла буквально метров двадцать, поднялась повыше, и увидела за домом молодого парня у машины, решила у него спросить, но он говорил по телефону. Из машины вышла, вероятно, его жена, с маленьким ребенком. И все-таки я подошла спросить. Знают. “Ну, давно уже не видели, пару лет. А жил он вот в этом доме” Иду за ними, стреляю сигарету, прикуриваю. “Раз, два, три, четыре, в пятой квартире. А чего ты ходишь, позвони ему просто, так гораздо больше шансов что-то узнать, чем что ты его вот так где-то случайно встретишь”. Да, сказала, что потеряла связь с человеком. Спасибо. Подошла к подъезду, теперь уже зная точно, что это здесь. Спросила у парня, стоящего рядом с машиной, все тот же странный вопрос. Да, знает, видел вчера. Фух, боже. Отлегло. Жив. Пишу Маше, мол, так-то и так-то. Узнала, что живет еще тут, вчера, вон, видели. Жив. Вот и адресок есть, если захочешь. Думаю вот, звонить ли в домофон, или и так уже узнала достаточно? “Да звони, не покусает он тебя, столько времени прошло”. И она была права. И я позвонила. 5. Стоп, инструкция, надо еще В нажать. Ок, заново, 5В. Отвечает низкий мужской голос. “Дима?” “Да” “Это Полина. Если есть возможность, пожалуйста, выйди ненадолго” “секундочку”. Последние две фразы говорим друг другу путанно и неразброчиво. Захожу за стенку, сердце стучит как сумасшедшее. Сейчас выйдет. Аааааааа, вышел. Это был единственный момент за весь день, когда я нервничала и волновалась. Удивительно, но все остальное время я была спокойна. А я, как всегда, глупенькая. Он вышел, мы поздоровались, кажется, даже обнялись по-приятельски, и первое напряжение спало. А я, да, хотела в туалет, после двух баночек-то. И сообщила об этом. Вернулись к нему, и слава богу. Тепло, сухо. А обувь-то уже вся мокрая, и холодно. В квартире ни-че-го не изменилось, все то же. Извинялся за бардак, но по сравнению с моей комнатой у него идеальный порядок. Учуял, что от меня несет перегаром. “Ты что, пила?” Ну да. Но ничего такого. Заварил мне чаек, и сели разговаривать. Это было так странно. Будто не было этих четырех лет…

Все, дальше просто фактов и описания событий недостаточно. Дальше - разговоры, сплошные слова-мысли-эмоции. Я много смеялась. Наверное, потому что была пьяна. Мне было хорошо с ним. Мне было с ним так комфортно, будто ничего существенного не изменилось. Будто он все еще родной… Я, как всегда, несла какую-то чушь, и недостаточно хорошо следила за тем, что говорила. Все еще перебираю то из сказанного, что сумела запомнить, и переоцениваю. Мелькнула мысль о том, как много раз я себе представляла эту встречу, и что, похожа ли реальность на мое воображение? Ванильные сопли. Да ну.

3.09.17 16:09

Я спрашивала, чем он занимался все это время. Оказывается, он отслужил. Помню, он сказал мне об этом еще на улице. Дима - и в армии, представить трудно, если речь о прошлом. А что сейчас? Да не то что бы он изменился. Вместо дредов или длинных волос с челкой теперь короткие. Бородка растет. Как был дрыщем с тончайшими руками и ногами, так и остался, и шорты все те же. А потом, после армии? Ни-че-го. Ни работы, ни учебы. Последние пару лет даже в Москву не выбирался. А домашний все тот же, просто его в какой-то момент отключали, буквально на пару дней. Видимо, сколько бы я ни звонила, я просто попадала не туда и не тогда, когда нужно. И это хорошо. Все случается вовремя, и я встретилась и поговорила с Димой тогда, когда прошло достаточно времени, чтобы я была к этому готова. Рассказывала про ингресс, поездку в Европу, про Гошу и сломанный нос, и все мельком. Сказала, что вот, после Димы 2,5 года у меня никого не было. Вспомнила, что мне написал Дафаня, когда я рассказала о своих странных намерениях: что встречу Диму с женой и ребенком/детьми. Он ответил, что иногда думал обо мне так же. Четыре года - это много. А для него, говорит, это в момент пролетело, ведь ничего не происходит. Я рассказывала про ПСТГУ. И я говорила ему, откуда это взялось, что все началось с того письма и сравнения с Региной. “Серьезно?” - и искреннее изумление на лице. Да, Дим, серьезно. Ты понимаешь, насколько я была на тебе повернута, насколько безумна? Спрашиваю, и чувствую, как огромный камень у меня на сердце потихоньку рассыпается и уходит. Ведь я “была” безумна. Ведь вот мы сидим рядом, говорим о чем-то, я смотрю на него, и мне не хочется рыдать, умолять его вернуться или чтобы снова все было как раньше. Мне даже сейчас писать об этом странно, потому что тогда я не думала ни о чем подобном. Мне было комфортно рядом с ним, мне было радостно его видеть и с ним общаться, мне даже время от времени хотелось его обнять. Но. Ничего, абсолютно ни-че-го больше. Я больше не хочу быть с ним. Время вылечило. Или, может быть, Гоша. Думаю, если бы не то, что у меня уже были серьезные отношения после, то меня вполне могло бы снова переклинить. А так что? Дима доставал рахат лукум, пытался меня угостить, а я спрашивала, смеясь, сколько ему лет, этому рахат лукуму. Тогда дима убирал его обратно, доставал откуда-то другой, уже помоложе, и я снова смеялась. А Дима улыбался, хотя и не много. Больше всего мы говорили про депрессии, скажем так. Когда я упомянула, что три месяца не выходила из дома, он ответил, что он тоже. В разные годы, но оба зимой. Тогда, когда дома сидела я, он был в армии. Рассказал, как и когда были немногочисленные эмоциональные подъемы за это время, как ему хотелось заниматься разными вещами, но он понимал, что скоро это закончится, и как в один “прекрасный” день проснулся и понял, что все. Я не знаю, как об этом писать. Я спрашивала, если его нет в соцсетях, то где он есть? Как он общается с людьми? Никак. Есть ли у него друзья? Если ты о тех, с кем каждый или почти каждый день связываешься, то нет, нет таких. Нет, я давно уже не про такое. Те, с кем хотя бы раз в несколько месяцев. Мама. Нет, я не про семью. Тогда нет. И тебе не одиноко? Ответил, что нет, и я почему-то ему верю. Сейчас я его понимаю. Но смотреть на человека, который уже несколько лет является просто нахлебником и ничего не делает - это грустно. Странно, очень странно и непонятно мне, но я все еще считаю его потрясающим человеком. Он все такой же спокойный, рассудительный. Он все так же умен. Снял с меня еще два груза: сказал, что после у него еще были девушки. И все было хорошо. Сложней всего было задать именно этот вопрос, вернее, это был единственный момент, когда я замешкалась и мне было трудно: связано ли как-то то состояние, уход из ВУЗа и соцсетей со мной и нашим расставанием? Нет. Ответил, что я тут ни при чем. И я внезапно поняла, что ошибалась, когда думала, что хотела бы, чтобы это было со мной связано. Я винила себя столько лет. А Дима помог мне.

Отрывочно, в несколько заходов я все-таки объяснила, почему приехала, и почему именно сегодня. Кажется, он вздохнул с облегчением, когда понял, что я ничего особенно от него не хочу, и что с прошлым это мало связано. Несколько раз я спрашивала о том, как мне с ним связываться, если что, где, обменяемся ли мы контактами. Последний раз уже на платформе, когда он вышел проводить меня на предпоследнюю электричку в Москву, 22:27, и время показалось мне смутно знакомым. Разговор шел легко и непринужденно, поэтому я так и не заметила и не заострила внимание на том, что он не отвечал на этот вопрос, и не давал контактов. Это было настолько нормально и буднично, будто так и надо, будто так и должно было быть. И вот, уже подъезжает электричка, и я снова говорю, что мы же так и не обменялись контактами. Сказал, что найдет меня. Я вспомнила, как он упоминал, что если ввести в запрос зебра в пальто, то будут только пальто с расцветкой зебры. Я тогда посоветовала ему вводить транслитом, и тогда будут уже исключительно мои странички. Удивительно. Значит, он искал? Хорошо, Дим. Улыбаюсь, обнимаю на прощание, говорю: оставляю это на тебя. До встречи. Разворачиваюсь, ухожу в электричку. Сажусь в вагон, смотрю в окно, а он еще там стоит. Улыбаюсь, машу - прощаюсь еще раз. Он машет в ответ. Электричка отбывает. Вот и все. И я. Счастлива. Да. Что поехала - не пожалела ни на секунду. Даже сейчас, спустя почти неделю. Что встретила его, несмотря на то, в каком виде я была - счастлива. А я была в зеленых маминых джинсах, сваливающихся настолько, что он это заметил, с хвостом грязных сальных волос, как обычно, ведь утром сложно вставать раньше, а вечером уже не было никаких сил. Все как обычно. Да и на лице у меня все было далеко не идеально, впрочем, бывало и хуже. И все-таки я позвонила в домофон, и все-таки я встретилась с ним. А он - такой же, пропахший потом, с нечищенными зубами. И все это настолько не важно, что даже смешно. Все дело в том, что мне уже не нужно быть красивой перед ним, или, тем более, идеальной. Это просто человек, с которым меня связывает общее прошлое, и человек, который мне, в связи с этим, все еще дорог и важен. Мда, я тут улыбаюсь сижу, потому что внезапно осознала, что в моем настоящем к нему отношении нет совершенно ничего общего с прошлым. И это прекрасно.

А теперь итоги. Есть несколько принципиально важных моментов по результатам этой поездки. Во-первых, и это, вероятно, самое главное, и суть того, зачем я вообще ездила: я не хочу становиться такой же, я не хочу бросать все. Я категорически не хочу повторять этот подвиг. Я работаю и содержу себя, и это значимо, когда я рассказываю о том, чтобы сходить выпить в бар с очень вкусным сидром карамельное яблоко, и задними мыслями понимаю, что у него просто нет денег, чтобы потом заплатить за себя, и 300р за бутылочку это не так уж и мало. Я все еще учусь, все еще пытаюсь, борюсь, я все еще не сдалась. Я все еще чего-то стою. Я не хочу быть нахлебницей. Это - в самую последнюю очередь. Вполне вероятно, что Дима просто не все мне рассказал, и все совсем не так ужасно, как это в итоге для меня выглядело. Что ж, так даже лучше. Я подумала о том, чтобы все бросить, съездила, и увидела своими глазами, чем это может закончиться (так проще думать, хотя я и понимаю, что слово конец тут вообще не к месту). Не то чтобы я тут же бросилась делать долги и все наладилось, и ушло желание умереть или сбежать. Совсем нет. Но в пятницу я послушно пошла на первые пары в этом учебном году, а в субботу на еще один предмет, и говорила с преподами о том, что уезжаю в Грузию и буду отсутствовать на части пар и зачете, и договорилась, как это возместить. Я больше не хочу сдаваться, и не позволяю себе этого. Я больше не бросаюсь в панику. Почти. Я стараюсь. Это отвратительно трудно. Но у меня появилось немного, ну, не то чтобы уверенности, скорее надежды на то, что я могу справиться. Я могу. Я могумогумогу. Потому что я хочу. Потому что я не пустое место. Я чего-то стою в этой жизни. Я чего-то могу добиться. Хотя бы того, чтобы завершить начатое. Не идеально, не отличницей, не с красным дипломом, не без хвостов и долгов. Но я сама хочу закончить вуз и получить диплом. Я слишком много раз в своей жизни бросала все. Больше не хочу. Не хочу чувствовать себя ни на что не способной, ничтожной, бесполезной, глупой. Не хочу чувствовать себя пустым местом.

Вся жизнь наполнена историями. Да, в моей жизни “история” - это именно про Диму, однако это, пожалуй, изменится. Одна история заканчивается, начинается новая. И с каждым человеком своя. Эти связи и паутина. Эти бесконечные сложности. Когда-нибудь я смогу принять, что их бесконечность - это нечто хорошее. А история с Ваку - она, безусловно, еще не закончена, пусть даже мне и кажется, что это конец. И если так будет надо, то когда-нибудь мы еще обязательно встретимся.

И последний итог это ответ на вопрос: “а что дальше?” Ничего такого. Прощаясь с Димой я понимала, что он вряд ли скоро со мной свяжется, если вообще свяжется. И я не испытываю по этому поводу ни обиды, ни грусти. Я просто это понимаю, и вполне осознаю, почему именно так. К тому же и мне это не было нужно. Но я знаю, и это знание трудно назвать решением, потому что я его не принимала, оно просто было и есть, что пройдет время: может быть, несколько месяцев, может быть, полгода, год, или два, не знаю. Просто пройдет время, и я приеду снова, если он не свяжется со мной раньше сам, если вспомню, если буду свободна, если ничто этому не помешает. Я больше не держусь за него, так что мне некуда торопиться. Но я была бы рада снова с ним увидеться, поболтать вот так, узнать, как он, поделиться своими последними новостями. Я была бы рада, пожалуй, если бы он просто немного был в моей жизни, как Леня, например, и еще больше была бы рада просто быть в его жизни, совсем чуть-чуть, чтобы разбавлять одиночество/уединение, и, возможно, служить напоминанием, что есть люди, которым он дорог, и которым на него не плевать. На этом, пожалуй, все.

Второе касается Ваку. Я скучаю по нему. Иногда сильнее, иногда даже настолько, что я прокручиваю переписки, последние и другие, что были раньше, смотрю, когда он был в сети последний раз, или где последний раз отмечался в иитц, хочу написать ему, связаться с ним, но понимаю, что мне не стоит этого делать. Что я могу ему сказать? А какие будут последствия? Могу ли я не навредить? Нет. И пока ответ таков, я должна держаться от него подальше. Мне было очень плохо, потому что я думала, что это - конец. Что я потеряла его навсегда, что я больше никогда не смогу связаться с ним, пообщаться, увидеться. И вот тут начинается связь с моей поездкой. Прошло четыре года. Я написала историю, и даже продолжение, спустя полтора года после окончательного расставания и последней встречи. Я не забывала, я вспоминала и думала, но я привыкла думать обо всем этом как о чем-то, что закончилось окончательно и бесповоротно. Я думала, что мы больше никогда не увидимся, хотя иногда, конечно, представляла себе, что мы встретимся случайно где-нибудь. Сколько раз я переходила на белорусской с мыслью о том, как я выгляжу, насколько красиво одета, хорошо накрашена, в каком настроении я, счастлива ли я, после встречи с Гошей, или как раз к нему еду, или что-то другое случилось. Обдумывала, что я могла бы сказать, если бы мы вдруг встретились. Сейчас я знаю, что это не имело смысла, ведь он не приезжает, но отделаться от привычки уже сложновато. И вот на следующий день я утром еду на работу, как всегда, через белорусскую, и думаю, что его тут нет и не может быть, и почему-то улыбаюсь от того, что теперь я это знаю. А суть в том, что, как бы удивительно это ни было, ничто не заканчивается. Истории с людьми не окончательны. Я любила Леню. Прошло пять лет, и мы пересеклись на мосту, случайно, и стали снова видеться, и я снова немного в него влюбилась, и завершила все мыслимые и немыслимые гештальты, и сейчас мы почти не связываемся. Хотя я всегда радуюсь, когда он вдруг пишет. Но мне сложно вспомнить, когда мы виделись последний раз. Эта история закончилась, он остался просто знакомым, но при этом очень дорогим для меня человеком, и если ему понадобится моя помощь - я всегда отзовусь, и если у него происходит что-то хорошее - я искренне за него радуюсь, а если плохое - то переживаю. Я любила Диму. Прошло четыре года. И я приехала к нему, нашла его. Мы снова встретились, несмотря на то, что я была уверена, что этого больше никогда не случится, и мы общались, словно старые приятели. Ничего не заканчивается. Никто не уходит из нашей жизни окончательно и бесповоротно, если этот человек жив. Только смерть является точкой. Все остальное - сплошные запятые и точки с запятыми. Может быть, это научит меня проще относится к тому, что люди уходят. Может, пройдет четыре года, и я встречусь с Гошей, и мы поговорим, и окажется, что все в прошлом, а что было, на самом деле, не так уж и плохо. Может быть… Меня спросили, остались ли у меня еще такие незавершенные гештальты. Подумала, ответила - да, это Лена. Это тоже то прошлое, в котором я мысленно осталась той, какой была, когда мы расстались. Но, говорю, это невозможно. Она живет в Польше, да и без этого, это в любом случае было бы невозможно, и на то было много причин, а сама вспоминаю вписку у Миклашевской и чувство, что душу в клочья разорвали. Но, кто знает, быть может пройдет еще пять, десять, двадцать, пятдесят лет, и мы встретимся, и все, что было в прошлом, окажется далеким, незначительным и неважным, может быть, когда-нибудь я смогу отпустить, принять, понять, и тогда новая встреча сможет завершить гештальт. Может быть, когда-нибудь я пойму, что мне надо сказать, чтобы завершить эту историю.
zebra-v-palto
18:47
Понять только одну очень простую вещь: что сначала надо создать себе настроение, быть довольной собой, и только потом уже делать дела. Менять порядок действий. Не требовать от себя, не заставлять себя делать, чтобы быть довольной собой и результатами своих дел, а максимально стараться делать все, что бы я ни делала, с радостью, и быть довольной собой не за что-то вещественное, а по факту хорошего настроение. Вот так это работает.
zebra-v-palto
17:46
Маленькое, но очень важное дополнение:
я расписала себе множество ограничений, но не написала о том, что есть самое важное. Не учеба с работой, которые являются первостепенными в той схеме, по которой я сейчас живу, и не сон, являющийся закономерной необходимостью для поддержания деятельности. И речь даже не о контроле над настроением и состоянием, что само собой подразумевается автоматически последние месяцы, нет.

Самые важные только две вещи:
1) Текст
2) Музыка
И тут Лена абсолютно права, и надо бы к ней лучше прислушиваться.
Писать больше, сколько можешь, использовать каждый момент вдохновения и желания. Создавать себе музыкальный фон тщательно, это важнее всего остального, потому что нет ничего, что влияло бы на мое настроение сильнее, чем музыка. И играть, да. Рано или поздно, я все же смогу. Надеюсь, что все же рано. Очень надеюсь.
zebra-v-palto
17:23
Про последние дни в Питере нужно зафиксировать только пару-тройку фактов. Из важного: мне нельзя забывать о том, чтобы думать в первую очередь о себе, слушать себя, заботиться о себе. Если я хочу быть счастливой, а я хочу, то мне необходимо разумно распоряжаться каждой своей секундой, каждым днем, всеми возможностями. Я легко огорчаюсь, легко поддаюсь панике, истерике, музыке, если ее немного неверно выбрать. Питер иногда может действительно давить своей зябкостью, дымностью, печально-тленными оттенками звуков, запахов, цветов, особенно если гулять ночью, особенно если одной, особенно если включить "спокойное", особенно если последние несколько часов были проведены не в удовольствие себе, не в гармонии со своим чувством себя и мира, а в мысли "как бы не обидеть рядом идущего". Глупость. Учись ставить себя на первое место там, где это необходимо и уместно, говори прямо, смотри в глаза, будь честна, и, да, именно так: следуй за своим сердцем.

Чуть больше конкретики: баннеры собирать надо одной, и только. Если не в Москве, то строго в светлое время суток, но и в Москве тоже желательно не ночью. Не забывай о том, что ингресс можно и нужно прерывать, если он не доставляет ожидаемого удовольствия, помни, что большая часть людей вообще не достойна ни внимания, ни понимания, ни терпения, и уж точно не в ущерб себя.

Забавно, но я снова чувствую это. Немного пьянящее чувство превосходства, высокомерное существо внутри меня презрительно взирает на окружающих и плюется на их поверхностность, плоскость, грубость, это отвратительное невежество, глупость, безразличие, направление энергии в пустоту и бессмыслицу. Я всегда смотрела на это и смеялась. Я научилась принимать, понимать, научилась быть терпеливой и толерантной, отказалась от своих а-ля раскольнических теорий. Я научилась любить людей любыми, но все-таки я знаю, кто в большей степени этого достоин. Да-да, несчастные, запутавшиеся, ничего не знающие и не понимающие, частенько ощущающие себя неуместными, вот именно вы - прекрасны, глубоки, восхитительны.

Минутка слабости перед своей сущностью пятилетней давности, пройдено, вспомнено, вчувствованно, уложено аккуратненько и оставлено высыхать, как свеженарисованная картина. Ново-старое, родное и мое, здравствуй, и тебе тоже найдется место в моей улыбке.
zebra-v-palto
12:38
Насколько же я беспомощная и безнадёжная. Ничего не случилось. Просто я случайно макнула себя в прошлую осень, пролистала бесконечные отчаянные просьбы о помощи, которые так и не нашли ни единого отклика, и мне стало жаль себя, до слез, и зло на всех, кто по идее был рядом, до истерики и исступления, привычных проблем с дыханием, и возобновления паранойи.

Я на работе, и пыталась работать дальше, но концентрация ушла, я с трудом слышала что-либо вокруг, с трудом сдерживалась от того чтобы разрыдаться. Но всё-таки справлялась. Подождала, пока вернётся Наталья, чтобы уйти с ресепшена. Как она невовремя ушла есть! А я не услышала даже звонок. Просто не услышала, как будто под пеленой сидела. Ушла есть, надеялась успокоиться, но пришла НА и отчитала меня. И ушла. А я поняла, что все, больше не могу, и ушла на лестницу. Но там люди. Так что убежала в туалет на этаж выше в итоге. Тут никого нет. Можно сидеть на полу, в темноте, и тихо задыхаться, и вытирать слезы бумажными платочками. И пытаться написать в свои чаты, но бояться просить о помощи, заставлять себя, а потом, через пару минут, удалять сообщения. И утешать себя: я пыталась. И нагнетать ещё больше: никто_не_отозвался. 26 человек, и всем не до меня. Мой чат, и даже там никому до меня нет дела. А мне ещё как-то надо собраться и к работе вернуться.

Одиноко. Страшно. Глупо. И ненадолго снова захотелось умереть, хотя эта мания прошла почти сразу, как только я о ней написала. Пускай и удалила, ибо ни у кого нет времени прочитать.

Или нет. Не прошла эта чертова мания. Я все ещё одна, в молчании, мне все ещё тяжело дышать, и я все ещё неконтролируемо думаю о том, что мне хочется умереть. А ещё отчаянное: пожалуйста, кто-нибудь, спасите меня. СПАСИТЕ.

И все. Больше ни мыслей, ни эмоций, ни спасения, ни людей, ни помощи, ни сил, чтобы встать и как-то двигаться дальше - ничего нет.

Я снова захлебываюсь пустотой.
zebra-v-palto
13:09
Так какое-то время еще будет. Прежде чем иметь возможность посмотреть назад на свой пиздец и не ухнуться в него с размаху, надо сначала из него всё-таки вылезти, и не одной ножкой/кончиком носа, а полноценно. И чтобы время прошло. А пока что вот стоило мне немного вспомнить подробности своих по моим ощущениям совсем недавно закончившихся отношений, что все мои переживания тут же всплыли на поверхность.

Мне больно. С этим так быстро и просто ничего не сделаешь. И это вполне нормально и естественно. Только что с этим делать не понятно.
zebra-v-palto
01:47 - 05:03
Мда, совсем уже ночь. Вставать по идее через пять часов. И это если я прямо сейчас усну, а я спать еще пока не собираюсь. У меня есть важное дело: мне нужно поговорить, даже не так, мне необходимо договориться с собой. Даже несмотря на то, что я устала. Тсссс, тихо. Сегодня я дошла до того момента, когда это стало необходимым. И я быстро это поняла. И я не стану убегать, я знаю, чем это может закончиться. И я знаю, насколько мне это важно. Теперь бы еще понять, как все правильно сформулировать.

Хорошо. Все началось с того, что Джамал (мой новый одногруппник) сегодня после пар, когда мы шли к метро, спросил, сдана ли у меня история, которая была в этом семестре, а я спросила, что за история, и только после уточнения у старосты, было ли такое, вспомнила, что да, в самом начале сентября был такой предмет, который я почти полностью пропустила из-за проведенного в Грузии отпуска. Думать так сразу не хотелось, отмахнулась. Но быстро очухалась, испугалась. Повторения прошлой сессии испугалась, себя, заросшей долгами, испугалась. Вспомнила августовский пост. Полу в шутку попросила Джамала пнуть меня насчет истории, написать в тг. Он сказал, что препод хочет закрыть ведомость к концу ноября. А ведь это уже совсем-совсем скоро. И потихоньку, по дороге домой, пока готовила с мамой ужин, пока смотрела с ней серию Рика и Морти, и окончательно уже в душе я осознавала, что время пришло. То, чего я так боялась уже стоит на пороге и машет ручкой, да-да, мой страшный сон, сессия, неспроста созвучная с “депрессией”, и в моем ошалелом сознании вполне синонимичная.

Так, я за водичкой. Дело в том, что у меня тут некоторые проблемы. Кхм. Закончив с душем, я пришла к себе уже настроенная на написание поста, я уже мысленно была в процессе. И решила сначала немного привести в порядок свой маленький тг канальчик “списки и заметки”. Какое-то время назад Марина создала такой, добавила меня, и осозналось, что это очень удобно. Тг у меня есть и на компьютере, и в телефоне, и там я чаще всего проверяю сообщения, проще всего доступ и так далее. Откопала старые “надо” по учебе, и прошлась по всем сообщениям в учебной группе в вк, выписала себе список с тем, что мне надо сделать, кое-где поставила себе дедлайны. Уже на этом моменте мне постепенно начало плохеть, а после я еще договаривалась точнее с Мишей о планируемом походе в кино завтра. Слава богу, разобрались, выбрали фильм, купили билеты. Хорошо, что это так просто: выбрал места, сразу по карте оплатил, все заранее. Но из-за этого отложился пост, и мое нервное напряжение успело за это достаточно короткое время (всего-то полчаса!) от почти незаметного вырасти до физически ощутимого и в данный момент занимающего существенную часть моего внимания.

Я планировала себя хвалить и успокаивать. Успокоиться мне сейчас очень нужно. Как? Так, ну это не так сложно, как может показаться. Для начала - дышать. Ровно, спокойно дышать. Боль в животе уже пришла, следующей ступенью обычно приходят нарушения дыхания. Второе, и самое важное: мне нужно написать итоги прошедших нескольких месяцев. Давай, соберись с духом. Как-то я не ожидала, что это будет так сложно. Еще час с небольшим назад все прекрасно мысленно писалось, а сейчас после каждого предложения останавливаюсь, и вот даже посреди предложения тоже в ступор впадаю. Но вот сейчас это было очень даже кстати. Отвлеклась на чатик. Тут немного поподробней остановлюсь, раз уж речь зашла. Так, начать, пожалуй, с августа. Один замечательный во всех отношениях резист, Титус (на самом деле Андрей, но их так много, что если всех по именам буду звать, то сама запутаюсь), как-то приехал ко мне в гости, ну как, во дворе посидели, покурили, поболтали, и привез с собой, как он его тогда назвал: “сливочное пиво, как в Поттере”, а на деле это был сидр brothers карамельное яблоко. Мне тогда было грустно, плохо, мыслей депрессивных вагон и маленькая тележка, и вот хороший человек приехал поддержать как-то. И немного угостил вкусняшкой заодно. И понеслась… Честно говоря, сама не понимаю, как и когда так получилось, но через месяц я обнаружила себя завсегдатаем энлайтопаба, в который меня Титус отправил за вкусняшкой. Достаточно быстро я обзавелась там приятелями, в том числе и среди энлайтов, собственной скидочной картой, и этим удивительным “тебе как обычно?” от шикарного бармена (на самом деле он официант, но я уж как-то привыкла так его называть). Я отдавала себе отчет в том, что я раз-два, а иногда и три раза в неделю оказываюсь в баре, как правило спонтанно, и мое местоположение оказывалось сюрпризом для меня самой. Время от времени пыталась найти себе компанию среди знакомых и друзей, особенно среди тех, с кем стала гораздо меньше общаться и видеться из-за снижения активности в ингрессе, и вот тут у меня достаточно быстро проснулись все мои бесчисленные тараканы. И о ненавязчивости, и с автоматическими мыслями, что я раздражаю, что не нужна, что мешаю, что делаю еще что-то не так, косячу. В общем и целом, писать стало страшно. И сначала я стала думать о создании чатика в каком-нибудь далеком будущем. Об этом тоже было очень страшно думать. Я вообще та еще трусиха. Но вот 24-го октября (ого! а времени-то уже прошло достаточно много!), причем так, мимоходом, на работе, в перерывах между звонками и прочим, я создала “зебрачат” и стала потихоньку добавлять друзей, хороших знакомых, и просто людей, к которым я прониклась каким-то особым теплом, в компании которых мне хорошо, уютно, спокойно, весело. Люди, в компании которых я бы хотела оказаться. Вполне вероятно, что это связано с еще одной недавней ситуацией. После приблизительно девяти месяцев молчания (а до этого еще дольше) мне написал Федя Кулаков, хотел со мной встретиться, мы даже договорились. Но я поймала себя на том, что совсем ничего не чувствую, и главное, что, моделируя в своем сознании по аналогии с последними встречами с ним свое потенциально возможное времяпрепровождение, я не увидела себя ни радостной, ни хоть сколько-нибудь наслаждающейся происходящим. И вот тут важный момент. Да, окончательно осознав этот факт, я написала Феде напрямую, мол, так-то и так-то, может, что-то и измениться, но сейчас я не вижу смысла с тобой пересекаться, потому что я просто не думаю, что твое общество будет мне приятно. Важное здесь то, как я стараюсь относиться к своему времени и к самой себе. Я всячески стараюсь окружать себя только хорошим. Только теми людьми, которые хотят проводить время в моем обществе, и чья компания мне приятна, заниматься только тем, что способствует улучшению моего настроения и вместе с этим общего фона. Все эти месяцы каждый день я вела войну со своей апатией, со своей печалью, со своей истерией и депрессией. И большую часть времени я хорошо справлялась. Мне все еще слабо в это верится, хотя все доказательства на лицо, но я преодолела этот ужас. За последние два или даже три месяца меня всего лишь пару-тройку раз накрывало настолько, что в мое сознание возвращалось “я хочу умереть”. Сейчас мне это даже писать страшно. Чтобы вдруг не вернулось. Я очень стараюсь быть счастливой. Я занимаюсь тайм менеджментом, и все больше привыкаю к жизни по расписанию. И считаю это очень крутым достижением. Я вообще много чего добилась за это время. Например, и это одно из самых главных, я перешла в совершенно иной режим игры в ингресс. Меня уже достаточно давно нет в чатиках, еще с Ваку. Кхм. Но даже когда это потеряло актуальность, я не возвращалась, потому что боялась снова начать упарываться, потерять контроль над собой. Потом я почувствовала, что достаточно уже пришла в себя, чтобы вернуться в несколько функциональных чатов, чтобы продолжить играть в сообществе, но делать это редко. Я убрала ингресс из приоритетов на задний план, где игра изначально и должна была быть. Я будто бы проснулась от нудного, тяжелого, выматывающего сна, со всеми своими амбициями, претензиями, требованиями. Я столького хотела от других, и не меньше ожидала от себя, но не справлялась, не понимала, тыкалась в стены. Я очень многому там научилась. Я знаю, что пришла в ингресс совсем ребенком, знаю, что это время прошло не зря, ни о чем не жалею, и все-таки оно закончилось. Я больше нигде и никого не координирую, но самое главное, что я больше ни за что не несу отвественности. Все, я сложила с себя груз, который взяла (зачем? почему?). Ненужный груз, совсем не мой, и в особенности потому что это просто игра. Теперь я хочу брать оттуда только хорошее, то, что меня радовало, в строго ограниченных по времени рамках и только в хорошей и проверенной компании. Вот про людей - это самое для меня важное в ингрессе в целом. За год активной игры я успела ко многим привязаться и обрести немало “врагов” и недоброжелателей. Контактировать с негативно настроенными по отношению ко мне людьми у меня больше нет никакого желания, нет и необходимости (ведь я ничего больше никому не должна, только самой себе, хотя так ведь и было всегда, просто я заблуждалась). И во многом причина не возвращения во флудочаты в том, что я не хочу больше тратить на них то время, что уходило на чтение раньше. Это еще одна причина появления зебрачатика: ведь у меня остались люди, которых я не хочу терять, с которыми я хочу продолжить общение. Вот так и появился мой алкочатик. По большей части там тихо и спокойно. А еще сейчас там уже больше тридцати человек. И там уютно. Это мое место, единственная флудильня, вторая комнатка, побольше родного и любимого “сообщества”, хотя и оно в полном составе есть в зебрачате.

Так вот, сейчас я отвлеклась именно на этих людей, тех, кого я выбрала, самых теплых, обнимательных, потенциальных собутыльников на какой-нибудь очередной рутинный вечер, людей, которых я всегда рада видеть, даже совсем ненадолго. Сначала опять-таки было страшно, но вот сегодня, кажется, я окончательно осознала, что мне там хорошо, уютно и тепло.

Что еще? Из достижений последних месяцев еще то, как я сейчас стараюсь выстраивать взаимодействие с Мариной и Аней. В какой-то момент я осознала, видимо, когда чуть их не потеряла обеих, что это те люди, в которых мне больше всего надо вкладываться, потому что я не переживу, если потеряю их… *Тихо ты, не плакать*. Еще совсем недавно все было очень непросто. С Аней - из-за ухода из универа, а позже моей гадкой ревности к Тихому. То есть просто взять и порадоваться, что у моей лучшей подруги появился молодой человек, я не могла, просто не справлялась, мне ее не хватало, я устраивала совершенно детские и дурацкие истерики а-ля отобрали любимую игрушку, и только усугубляла и без того напряженные к тому моменту взаимоотношения с одним из самых близких и дорогих мне людей. Я идиотка, я знаю. Но я опомнилась, с помощью Марины и Ваку, и наконец-таки довела до своего ума простую мысль, что для того чтобы не потерять человека, нужно перестать критиковать, требовать, предъявлять претензии, что нужно отпустить и принять ее такой, какая она есть, научиться относиться с пониманием к тому, что мне теперь уделяется не так много времени, как это было раньше, в университете, что мне теперь рассказывается гораздо меньше. Осознать, что это связано в первую очередь не с желаниями человека, а с расстоянием и временем. Невозможно оставаться такими же подругами, какими мы были, когда виделись почти каждый день на учебе, оказавшись в разных вузах. А я не могла это понять и не могла с этим смириться. *Да хорош уже, заколебала порываться зареветь*. Судя по тому, как трудно это писать, перестать быть эгоистичным ребенком было еще сложнее, чем казалось, пока я об этом просто ни с кем особенно не говорила. Мне было стыдно за то, какой я была хуевой подругой. Поэтому я просто постаралась молча исправить настоящее, ведь с прошлым уже ничего не сделаешь. Я и сейчас далеко не идеальна, но в общении с этими двумя людьми: с Мариной и Аней, я стараюсь больше, чем вообще когда-либо с кем-либо. И я справляюсь, у нас уже вот эти несколько месяцев стабильный мир, тепло, уют. Я знаю, что это я их познакомила, и атмосфера в этом маленьком мире - вот это как раз полностью моя ответственность. Вот где ее на себя давно уже надо было взять, а не срываться. Вот о ком надо было заботиться, а не о каких-то незнакомых людях.

Когда летом Марина написала, что нас, тройки, уже давно нет, казалось, что это все, конец, приехали. И я, глупая, поругалась со вторым драгоценным человеком. Позже мне хватило ума извлечь из этого урок. Я снова сделала ошибочные выводы, я снова вела себя как ребенок, обижалась на человека, который просто констатировал факт, была как эти короли древности, убивавшие глашатаев, приносивших плохие вести, вместо того чтобы разбираться с проблемами в государстве. Но и тут я молодец. В итоге, не сразу. Первый раз за все годы общения с Мариной я по-настоящему испугалась, что она уйдет. На самом деле это был пиздец, полный. Первый раз с того момента, как мы с ней сблизились, я почувствовала себя по-настоящему одинокой, я отчетливо ощутила вокруг себя вакуум, было так пусто, что казалось, если я умру, ничего не изменится, вообще ни-че-го. Я была на грани. Тогда я стала писать посты в пустоту. Я заткнула себя в своем нытье тем, кого только что считала друзьями, и направила себя в чат с собой, в заметки на ноуте, а потом переселилась в гугл документы. Несколько месяцев эти посты-заметки так и лежали никем не читанные. Несколько месяцев абсолютной эмоциональной пустоты. Я чувствовала себя вновь четырнадцатилетней, которую только что бросила лучшая подруга, я чувствовала себя преданной не только Мариной, но всем миром сразу. Я была зла за то, что меня к себе привязали, заставили вновь поверить в дружбу, и вновь бросили. Мне казалось, что история повторяется. Но все это было исключительно в моей голове. На самом деле, конечно, никто меня не предавал, никто не привязывал и не заставлял. Я все еще ребенок, но я наконец-таки учусь на своих ошибках. И вместо того чтобы обвинять, требовать, обижаться, я сначала призналась себе, что мне нужны вот эти две прекрасные девушки, и что я сделаю все, чтобы сохранить их дружбу и любовь. Я сама не знаю, как мне после такого удалось все вернуть, но я, нет, мы это сделали. Я запомнила, что мне нужно быть внимательнее и инициативнее по отношению к Марине, спокойнее и терпеливее к Ане, и все будет хорошо. И вот, стало ведь. Так что я молодец. Я все еще не справилась со своей огромной жизнью, я все еще социально неадаптированный ребенок, но у меня есть друзья, и это - чудо чудесное, и это - самое лучшее, что только могло случится в моей жизни. И теперь, когда я чуть не потеряла их обеих, я в десять раз больше ценю каждую встречу, каждый пост, каждое сообщение с рассказами о том, что у них там происходит, даже нытье, даже любые мелочи - я всему этому радуюсь. И… Наверняка это совсем не так много, как мне сейчас кажется, но я никогда раньше не выкладывалась так во взаимоотношениях с кем-либо. Поэтому я молодец! Вот. Такое у меня большое достижение. Шаг навстречу социальности. И да, за все это я продолжаю мысленно благодарить Ваку. И это, слава богу, тоже уже спокойно и без надрыва.

Ох, уже четыре утра, я а все еще не закончила…. Как я завтра пойду, куда там, на выставку, в кино? Там сначала еще работа, боже, дай мне сил, пожалуйста. Где-то я там себе предварительный шаблон писала, прежде чем приступить к очередному приступу графомании.

Итак, резюмирую: я молодец! Ага, это основная мысль, для которой я все это сейчас писала. Изо дня в день я борюсь с собой, прилагаю усилия для того чтобы существовать в мире с людьми и с собой, работаю, терплю все чаще ничем необоснованные замечания, учусь. Мне очень тяжело дается жизнь сама по себе, но чем больше я прилагаю усилий для того, чтобы сделать ее (жизнь) легче, тем лучше у меня получается. Нет, правда, я охуенная. С весны и приблизительно до середины лета я успела сменить нескольких психологов и психиатров, разных препаратов, посидеть на снотворном, упасть в такую бездну, в которой еще никогда в жизни не была, надеюсь, что никогда не вернусь (по крайней мере на постоянное жительство), и никому такого не пожелаю, отчаяться, а потом…. просто вытащить себя за шкирку, медленно так, по миллиметру, ухая иногда обратно. Но вот сейчас я боюсь, но я напишу это: я справилась. Я сделала это сама.

Но. Теперь по сути. Самое страшное, самое тяжелое еще впереди. Я, безусловно, очень крута, но это было вне сессии. Теперь впереди замаячило то, чего я больше всего опасалась. На прошлой неделе у меня почти не было пар, по расписанию стояла пара ОБЖ в пятницу, но я в итоге и на нее не поехала. Могла бы заняться делами, но вместо этого расслабилась и немного распустила себя: съездила на фермы, целых два раза, поиграла несколько дней активней, досмотрела до третьего сезона Мерлина. Но это тоже хорошо, потому что я отдохнула, выспалась: пару дней засыпала в половину одиннадцатого! А потом вдруг очнулась, и вот, уже совсем скоро поездка в Питер, которая обещает быть очень удачной, и пытаясь договориться с кем-то о встрече, я смотрю в календарь, делаю фейспалм, мне стыдно, я борюсь с желанием убежать и спрятаться куда-нибудь, но факт: вечер со мной необходимо планировать минимум за неделю, а целый день за полмесяца, если не больше. И вот в этот момент меня настигает Джамал с историей, и все, приехали. Я смотрю в календарь на ближайшую неделю, две, три, четыре. Месяц будет не из легких. И мне нужно морально к нему подготовиться. Вот какова цель этого поста. Я решила для себя, что сейчас еще до конца недели я позволю себе расслабляться, отдыхать с друзьями и приятелями, постараюсь хорошенько повеселиться и набраться позитивных эмоций в поездке в Питер, а с понедельника начну потихоньку вводить себя в сессионный режим. Я не знаю, как с этим справлюсь. Вернее… Я совершенно точно знаю, что мне будет пиздец. Меня будет накрывать, и этого никак не избежать. Я очень надеюсь, что обойдется без часов глядения в потолок и покатушек по кольцу в оцепенении, но и к этому мне нужно быть готовой. Хуже, чем было во время прошлой сессии, уже в любом случае не будет. Зато может быть лучше. Если я буду готова к своим состояниям и проработаю себе методики выбираться из них, способы справляться, то, возможно, я все-таки смогу справиться и с этим периодом. Если я переживу эту сессию, то официально объявлю (самой себе, конечно, в первую очередь), что пиздец окончен, депрессия преодолена, и я действительно тот самый “мужик, у которого стальные яйца”, каким называла себя несколько жизней назад.

Вот уж не думала, что можно натереть себе руки пониже запястья, печатая тексты. Хмм. Главной моей проблемой на сессии было то, что я не верила в себя. Мне и сейчас это очень трудно, но вот для этого-то я и сижу тут битый час, набираю буковки. Чтобы укрепить уверенность в себе, ну или создать ее, да. Поэтому и основным способом борьбы с дружбой с потолком и прочими моими психозами будет очень простая мысль. Мне нужно просто вспоминать о том, что я смогла сделать в своей жизни, или хотя бы вот за этот небольшой период времени. О том, что я все-таки сильная. Да-да. Я снова сильная. Поэтому, временно поддавшись знакомому чувству собственной беспомощности и бесполезности любых своих действий, я смогу вспомнить, что это не правда, дернуть себя, заставить себя писать самой себе, или перечитать вот этот пост, или написать в сообщество за волшебным пенделем, или в зебрачат, или кому-нибудь в личку. Если я почувствую, что мне нужна помощь, я смогу сформулировать, что именно мне нужно, и попросить об этом. Я не одна. Вокруг меня есть люди, которым на меня совсем не плевать, которые хотят мне помочь, искренне за меня беспокоятся. Хей, серьезно, когда я у меня был самый пиздецовый пиздец в жизни, в январе, когда я оказалась наедине со своим огромным, невыносимым новым страхом, разве я оставалась одна хоть сколько-нибудь? Нет, ко мне приезжали как на дежурства друзья, приятели, они поддерживали меня, отвлекали, смешили, они оказались рядом. А когда я лежала в больнице, ко мне каждый день толпами ходили резисты, а соседи собрались в компашку и играли со мной в уно. Да я ж охуенная, я умудрилась полежать в больнице так, что теперь вспоминаю это как веселое и приятное время, вспоминаю с теплотой и улыбкой. Я умудрилась собрать вокруг себя тусу, создать свою атмосферу. Я со всем справилась, я все пережила. И все обязательно будет хорошо.

И у меня тут еще такое “яхад, лев эль лев нифтах бе тиква ла ахава” (вместе, сердце к сердцу откроем, в надежде, к любви *переводчик я ниоч*).

И последнее, но не менее важное, это моя повседневность, которую необходимо урегулировать и строго зафиксировать и сформулировать некоторые правила, необходимые для того чтобы справиться с ближайшим месяцем. Фух, поехали. Во-первых, люди: безусловно, я не буду уже отменять некоторых договоренностей на следующую неделю (а они есть, угу), но новым раньше конца декабря не быть. Я разрешаю себе видеться с Аней и Мариной, желательно с обеими вместе, но не чаще раза в полторы недели. Я разрешаю себе посидеть где-нибудь в пабе с кем-нибудь из зебрачата, но только при условии, что это не на кануне дедлайна или зачета, если что-то недоделано, на 1-2 часика, только если я почувствую, что я устала-загонялась и мне ну ОЧЕНЬ надо, и не чаще раза в полторы недели. Исключение составляет только Тоша, приезжающий из Америки, которого я очень ждала и по которому очень-очень соскучилась. Тут я время найти просто обязана, но договариваться надо обязательно заранее, чтобы была возможность адекватно распределить время на учебу. С мамой только Рик и Морти, максимум 2 серии, не чаще раза в полторы недели. Мерлин так же, только одна серия, не чаще раза в полторы недели. То же самое относится к манге, максимум полтора часа, можно разбить, тоже не чаще раза в полторы недели. Аня, Марина и Тоша - обязательно, всего остального по возможности и по состоянию избегать и справляться со стрессом и отдыхать за книжной частью моего недавно приобретенного интереса к Артуриане, те читать википедию, Кретьена де Труа, Гальфрида Монмунтского и так далее. Если вдруг совсем пиздец накроет, Лин, ползи к Фраю, это лекарство точно поможет, даже если все остальное бессильно. Но ненадолго, успокаивайся, бери себя в руки, и давай дальше, и не пахать, Лин, а справляться, просто справляться со своей жизнью. Ты можешь, а значит все должно получиться.

А, и последнее, это про ингресс: никаких опрц, никаких ферм после Питера, тебя нет, для рзст ты умерла, можешь только заходить рабочку и домашку подхакивать, да порталы подчардживать. И ВСЕ! Да, и если ты занимаешься, то либо телега закрывается, либо, если вдруг там кто-то пишет, зебрачат не открывается. ВООБЩЕ. Фух. Все путем будет. Я сильнее, чем думала весной-летом. Я все еще солнце, я все еще умею дарить тепло, прыгать от восторга, делать глупости, знакомиться на улице и просто где попало. Я несколько месяцев упорно себе доказывала, что я - это все еще я, вот чем я занималась, вот что привело к появлению новых рекрутов. Я должна была вспомнить, кто я. И это еще одно мое достижение, потому что я справилась. Все, на этом можно наконец-таки ставить точку и, хммм, попробовать уснуть на 2-2,5 часика?.. Напишу в чатики, чтобы кто-нибудь позвонил. Надеюсь, сработает. А дальше - чай, кофе, и побежали дальше. Жить. На полную катушку. Потому что только так и надо.
AlexandraS
Вдруг?
Интересно.
Снова входим в фазу спячки. Снова пассивность. Снова этот замкнутый круг.
Говоришь, что у тебя плохое настроение. Всё время до нашей встречи стараюсь поднять настроение себе, чтоб потом помочь и тебе.
Встречаемся. Замыкаюсь, задыхаюсь, гружусь.
Не к чему придраться. Только к пропасти между нами.
Не хватает уважения и чего-то НАШЕГО, совместного, оживленного.
Мысли путаются, и в итоге, самое верное решение - молчание? Тишина?
Нет уж. Мы будем разбираться и пытаться до последнего. Бороться. Пока у обоих есть желание находиться друг с другом и быть близкими друг другу людьми. Либо так либо не будет никак иначе.
Эта игра очень скучная, долгая, и, достаточно нудная. Но а вдруг она стоит свеч? Вдруг?
FoksaLive
#огненныйзакат
Сегодня
горело
небо.
Огонь расстилался на сотни тысяч кило
метров вдаль, да так красиво.

Я любовался горящим небом
И мне не было жаль
Тех миров, в которых я никогда бы
не…
Что?

Сегодня горело небо, а вместе с
ним горела моя душа, и глаза. Те глаза в памяти
Что всплыли, внезапно, обрушившись
На меня как волна. Те самые
прекрасные
глаза.

Я смотрел и не мог
Оторваться от бешеного огня
Возможно потому что надеюсь снова увидеть тебя?
Надеялся сгореть
И остаться
Пеплом

Чтобы потом
Возродиться и
Стать навсегда незнакомым

Сегодня горело небо
И я горел вместе с ним
Defective
Я бежал, останавливался, чувствовал, умирал и снова вставал, чтобы бежать. Я разбивал ладони и колени в кровь, снова спотыкаясь о что-то жесткое. Но что-то каждый раз заставляло двигаться. Страх. Страх в сердце, шум в ушах. Как дикий зверь, я метался, пытаясь убежать от того, что, казалось, преследовало.
Неудачи. Предательства. Столько всего и сразу происходило, что я был не готов. Чем старше я становился, тем больше я задыхался от собственной беспомощности. По привычке улыбаясь, я думал лишь о том, в какой именно момент мне снова начинать бежать.
Я хотел любить и быть любимым. Но слишком многого ждал от отношений, поэтому их неожиданное воспламенение застало меня врасплох. Ожоги, оставшиеся после того пожара, и сегодня ноют.
Я хотел много друзей, хотя где-то на подсознании и понимал, что мне это не нужно, я не справлюсь. Теряя "друзей" одним за одним, я даже не задумывался, как приближаюсь к тому, что искал.
Я хотел всего того, что хотят многие, и только сейчас осознал, что к черту мне это все не сдалось. Сейчас, когда вокруг меня минимум всего. Минималистичность в жизни - вот, к чему я стремился.
Мне не нужны были друзья, я нуждался в друге. Мне не нужно было любить кого-то, мне нужно было быть любимым самому себе. Я не хотел бессмысленно бегать, я хотел осмысленно идти к чему-то. О Мерлин, как во многом я ошибался.
Проще относиться к жизни так легко. Избавиться от лишнего. Мне стало так плевать. Появилось время обращать внимание на те вещи, которые никогда не замечал. Я стал жить, а не выживать.
AlexandraS
Про мусор.
И почему ночью так тревожно становится вдруг? Ходишь днём отключив все свои переживания, толкаешь их ногой поглубже как мусор в ведро, чтоб утрамбовать и смочь впихнуть побольше, а ночью, оставшись самим с собой наедине, вытаскиваешь мешок, вытряхиваешь всё из него на пол и окунаешься в эту грязь с головой. Пытаешься разложить всё, хотя давно пора выкинуть. Только вот ещё больше пачкаешься.
AlexandraS
Про интернет жизнь, блог, инстаграм.
Соу, этот блог так отражает меня на самом деле, хотя он только начал своё существование. И мне так приятно заходить сюда снова и снова, смотреть на оформление и сочетания текста с фотографиями.
Всё думаю о своей погоне за инстаграмом и почему же не выходит? Ведь и идеи есть, и фотографии, и даже таланты. Чего не хватает? Терпения? Сноровки? А вот мне всё-таки кажется, что искренности.
Я пишу текст потому что надо написать текст. Я обрабатываю фотографию потому что надо обработать и попасть под стиль. Всё это делается потому что "надо", а не потому что я чувствую, что хочу делиться с миром собой и своим творчеством.
Что если бы я писала туда этот текст? Был бы он более интересен, чем то, что я могу предложить?
Да, там тоже мои мысли о разном, о всяком. Но так ли мне хотелось ими делиться, так ли они важны?
AlexandraS
О второй "семье", предательствах, страхах, мыслях, любви.
Вот. Вот то, чему хотелось бы посвятить время своих мыслей. Этим людям, к которым я мысленно возвращаюсь снова и снова, каждый день. Людям, которых пришлось похоронить. И совсем не физически.
Раньше, одним из девизов моей жизни было что-то вроде "никакая гордость не стоит потери близких людей". Я думала так после того, как увидела в школе, на уроке ОБЖ, кажется, программу. Она была о цунами в Японии. Мужчина там рассказывал о том, что они с другом повздорили, и он кинул ему на прощание "пока". Обычное, простое "пока". А на следующий день его друга не стало. Его жизнь унесло цунами. Тогда, видимо, в силу моего юношеского возраста, это до безумия меня шокировало. Я так прониклась идеей, что нужно цепляться за всех, прощать что бы там ни было, быть всегда рядом.
Прошло несколько лет, много разных событий, смена взглядов, смена разных кругов общения, приоритетов, внутреннего "я". Да тут и не перечислишь. Но в конце концов, в основном, остались люди, которых невозможно было называть друзьями или лучшими друзьями. Мы стали семьёй.
Первым ушёл он. Я всегда старалась общаться с ним с некой опаской, он всегда не внушал мне доверия, хотя так яростно старался заслужить его, особенно с начала прошлой зимы, особенно после 17 ноября, когда 3 человека сблизились так сильно, так интимно, так глубоко. Мы втроём стали семьёй. Несмотря на то, что было до и несмотря на внутренний голос, который говорил мне о том, что нельзя сближаться, нельзя подпускать. Вышла ошибка. Я поверила и привязалась.
Но увы, нашу "семью" разрушила девушка. А сколько слов было о том, что такого никогда не случится, что он будет ходить ко мне есть, даже если она будет неплохо готовить. Прям так и слышу эти слова "ну ты же наша девочка, правда?"
Сначала он предал меня, и о эти жалкие попытки помириться, эта фальш, эта наигранность."Саша чёт мне плохо отвечает". А заслужил ли он вообще ответов тогда? Наверное, всё же, мне хотелось пойти на применение, как это бывает.
Ну а позже… Позже он предал и тебя. Тогда нас в семье осталось двое. Как я всегда хотела. Как мне всегда казалось верным. И теперь мы то, что есть друг у друга. Защита и крепость. Пока что. До каких пор? Доверие подорвано, страх живет внутри и волнует меня. Считаю недели, дни, часы. Отгораживаюсь от тебя настолько, насколько могу.
Страх живёт внутри меня.
Ведь.
Ведь второй стала она. Я давно чувствовала, что общение стало сухим и односторонним. Она стала пропадать в своих отношениях. Перестала приходить к нам и даже просто ко мне. Я скучала.
-придёшь?
-я с ним
-хорошо, нет проблем
И так раз за разом. День за днём.
Ты стала приходить тогда, когда надо было прогулять учёбу или подождать его. Так было удобно. А у меня просто не было сил отказать, ведь когда бы мы ещё уводились?
Вопрос о том, почему тебя не взяли на дачу. Ответ, мол, а зачем? Ты же с ним. Агрессия в ответ. Ведь звали же, звали и не раз. И всё равно ты ни разу не пришла.
Приходила по началу, чтоб убить боль, чтоб тебя развлекали. А позже это перестало быть нужным. Навсегда запомню слова о том, что ты бы не отказалась от меня ради парня, ведь мы семья, ведь со второго класса вместе рука об руку.
Я всегда ставила тебя превыше. И помнила об этом.
Столько разговоров о предательстве со сторон разных людей. А в итоге? Приезжаешь ко мне в дом с незваным гостем, отводя глаза не здороваешься, уезжаешь, пропадаешь. Мониторишь мои истории, фотографии, блоги. Но только не тут. Жду сообщения, но не получаю его. И не получу, вероятно. Гордость. "Семья".
Нет, я совсем не злюсь на их пары. Просто отношения ведь не повод прощаться навсегда? Так ведь?
А человеку свойственно ждать. Вас захлестнуло, прям как тем цунами. А я всё равно жду, как будто вы живы. Вижу миражи на улицах, забываю, что не могу больше скинуть запись или позвать к себе на "по пивку?" или "закажем еды?". Но это всё мелочи, ведь не болит больше, если не ковырять.
Собственно, о том, что надо держаться. Так вот - не надо. Испытывать постоянную боль и дискомфорт. Быть полезной. Чувсвтвовать, что это не твоё. И терпеть? Извольте, я за качество, а не количество.
Наджда умирает последней, но готовы ли вы к совместной работе? Думаю, пока что, я отдам свою любовь и заботу тем, кто борется и готов.
Вот те, кто моя вторая семья, крепость, защита сейчас. И я до безумия влюблена в каждого.
AlexandraS
Так много сегодня хочется писать, но даже не знаю о чём и почему.
Рада, что теперь у меня снова есть блог, где мне есть кого читать и куда писать.
А ещё он просто мне безумно нравится. Уютно и оформление меня почему-то дико радует. Красиво и органично.
Хочется вылить больше своих мыслей, которыми я так давно не делилась нигде и ни с кем в той мере, в которой хотелось бы.
AlexandraS
Зима осенью.Взросление.Перемены.Я.
Почему-то так расстроил снег, который выпал у нас вчера. А сейчас наоборот, жду, пока всё покроется им. Теплые вечера с ребятами и котом, новое время года, новая, совершенно иная жизнь.

Всё так кардинально поменялось с переезда сюда. Всего лишь за 2 с копеечками года.
Я чувствую, как повзрослела, как поменялось моё мировоззрение, как добрый, доверчивый, наивный ребёнок сначала стал подростком, а теперь превращается в женщину.
Мне так хотелось остаться там. Там, где мне 16 лет. Даже тогда, когда переехала, я говорила всем, что чувствую себя на 16, но никак на 18, а теперь вот мне уже и 20 стукнуло.
Но теперь я, наконец, ощущаю взросление. И не то что бы я очень ему рада, просто пора. Время пришло. Пришло для того, чтобы отпустить ту безответственную девочку, которой хотелось веселья, раздолья, кучи друзей. Девочку, которой всем всегда хотелось угодить, быть полезной, лишь бы её не оставили одну. Девочку, которой являюсь я сама.

За последний год произошло миллион изменений внутри и вокруг меня. Важных изменений. Я так безумно благодарна людям, которые меня направляли, не оставили и принимали это время.
Оказалось, так долго рядом были не те. Но они, собственно, сами и ушли. Ведь что ни делается, то к лучшему.
Как же я безмерно счастлива, что остались те, кто остался. И как же сильно я их люблю. Сейчас это то, что мне надо. Пусть их немного, но ведь не количество, а качество, верно?
Хочется сказать спасибо за эти жизненные уроки и поддержку.

Из капризного, наивного, забитого и закомплексованного подростка в уверенную, не позволяющую собой манипулировать, научившуюся любить и практически всегда принимать себя, женщину.
Вот что мне нужно было. Вот чего не хватало.
Я рада, что я это я. И рада, что у меня есть намного больше возможностей, чем я могла бы представить себе ещё год назад.