Summer-breath.com
in me
destrukciya
Формы гибели
Выпилила паблик с ВэКа со своим стихоплетством. Думаю над этим и смеюсь. Странно провозглашать независимость от чужой мысли, и в тайне все же испытывать разочарование - никому твои рифмульки не нужны. Какой автор не хочет быть прочитанным? Мы все тщеславны. Творчески люди, хули.
Другой вопрос, что не все следует читать и тогда становится очевидно, что есть современные авторы идущие в ногу с поколением, а есть нытики типа тебя копошащиеся в лабиринтах собственного сознания, не способные быть объективными и по настоящему поэтичными. Плоско, сухо, наигранно. Это травит вкус людей.
Оцепенение. Стихи и были моими дневниками, завуалированными, тайными, горькими, плаксивыми или кричащими. В них во всех была я. Только я. И никого более.
Так тем более… к чему эти все "яколки" другим… увольте.

Я была в каком-то омертвении, когда выпиливала одну за другой все записи, потом фотоальбомы, потом видео (благо всего не много было), потом переводила в группу, удаляла нескольких подписчиков, переименовывала… Вышла сама.
Все исчезло, будто и никогда не было.
И при этом я не испытывала ничего. Ни злорадства разрушения, ни жалости перед потраченным временем. Иные стихи потерялись совсем, так как стало привычкой писать прям в новости, без черновиков и сохранений.
Не жаль.
Я не могу сказать, что я завершила эпоху. Я не могу сказать, что я стою на пороге чего-то. Уничтожение для освобождения места для нового. Нет. Это было как почистить зубы или сходить в магазин. Так всепоглощающе буднично. И есть что-то высокопарное в словах "я мертв", но только они приходят на ум. Откуда это равнодушие ко всему, что составляю я?
Или быть может это освобождение от тщеславия? От попытки найти одобрение в других? Хотелось бы верить, хоть и сомнительно. Писать я не перестану, пусть и делать стала это реже. Но теперь мне не хочется пачкать своим нытьем и нагноением мысли разум других людей. Это видится мне постыдным, жалким. Будто я стою на паперти… и лучше смерть, чем подаяние.
Гордыня бедных
И по-своему я погибла.
destrukciya
поэтический эксгибиционизм.
Тема дневников, она интересна по-своему. Что это, раз не интервью с самим собой. А от того и честное и лицемерное одновременно.
И лень.
Как много в записи зависит от лени. Один лишь ее приступ - недописанное предложение - не развитая мысль… ты читаешь через время - какой нелепый наивняк.
Какой это дневник у меня по счету - двадцатый? Надоели все эти тетради разбросанные по комнате, и сжигаемые каждый раз в новом приступе саморазрушения. И даже этот ресурс уже был храмом мысли. Разрушенным храмом. Раза два по-моему.
Мне нравится вести дневник собственных мыслей и реакций, потому что пока пишешь - оттачиваешь мысль. Понимаешь, что важно, а что просто попало под руку и стало раздутым…
И все же дневник… у Сартра запись по этому поводу:
"Дневник, по-моему, тем и опасен: ты все время начеку, все преувеличиваешь и непрерывно насилуешь правду. "
И опять же излишнее самооправдание или самоуничижение… и даже самоуничижение, как форма самооправдания.
К тетрадям у меня вообще возникает чувство гадливости, зная сколько в них угарного газа моего нытья… нет уж спасибо, у меня с инстинктом самосохранения все норм, я это перечитывать в ближайшие года два не намерена, а если ничего не изменится, значит они сгорят, и тогда перечитывать и не придется - нечего.
Какая горькая мещанская стойкость.
Я задаюсь вопросом, зачем вообще вести дневник и понимаю, что это своего рода поэтический эксгибиционизм. Когда у тебя нет никаких талантов, но есть тяга к творчеству - занимаешься тем, что скальпируешь собственное нутро.