Summer-breath.com
мы как будто бессмертные
cousland
это так интересно. иметь миллион возможностей познакомиться с человеком еще два года назад, но впервые увидеться в начале этой осени. и так по-дурацки заговорить лишь под конец вечера (если не считать игры в алиас за одну команду)
cousland
каким-то чудом умостившись на том диванчике (спойлер: скорчившись буквой зю), мы с а.д. задремали где-то между сумерками и настоящим темным, холодным ленивым вечером. помню запах волос. дурацкое щекотание в носу, упирающемся в затылок. медленное пробуждение. осознание того, что не помню, как уснули, но помню, что устали и должны были еще заниматься делами.

на фоне всего остального это было офигенно.
а потом сон слетел и с а. д., и пришлось развязываться из того узла, в который завязались, разминать затекшие шеи, хрустеть суставами, как старые деды, вновь приниматься за все суетное. meh.

ну что за черт.
я бы всю жизнь прожила вот такой: теплой, едва разлепившей глаза, прислушивающейся к чужому дыханию и защищенной от всего на свете с одной стороны спинкой дивана, с другой - большим человеком, на час превратившимся в маленькую ложечку.

(- ты большая ложечка или маленькая?
- я нож, что поет в ожидании крови.
- знаю. так большая или маленькая?)
cousland

«

Ошибки, излишнее давление чаще всего происходят из-за неуверенности взрослого в себе и в ребенке. По этому поводу хочется сказать одно: не надо слишком стараться, опыт показывает, что контакт обязательно возникает, потому что ребенок хочет этого, как и мы.»
— Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. "Аутичный ребенок. Пути помощи"
cousland
а в сердце мир. четыре камеры и мир. и слова льются, льются, льются неукротимым потоком, но их никто не услышит, не прочтет, потому что я, кажется, разучилась преображать свою внутреннюю работу в связный и имеющий смысл текст. вместо того, чтобы работать над формой, мне хочется, как дротиками, кидаться короткими фразами. чаще ставить точки. другие знаки. хочется заливать белую бумагу радостно-желтой краской, беззаботно разбрызгивать во все стороны солнечные капли. подумаешь, грязно. зато весело, радостно и легко! даже усталость, накопившаяся за неделю (приходилось быть очень ответственной, общительной, заботится не только о детях, но и о взрослых), чувствуется куда слабее обычного. наверное, именно это ощущают неисправимые оптимисты? все вроде бы не особенно радужно, вполне обычно, но где-то в груди взрываются цветные фейерверки и все восторженно улюлюкают.
я не успеваю писать. все обещаю, обещаю, обещаю, продумываю сюжеты, но ни в блокноте, ни в тетрадке, ни в ворде не оставляю ни строчки (однако это не относится к учебе). постоянно куда-то бегу. кому-то звоню. что-то уточняю. кого-то зову. уговариваю себя изучать литературу для курсовой, но вместо этого срываюсь в центр, чтобы сидеть в библиотеке и листать совсем другую книжку. но хоть по специальности. странно, что по-настоящему она заинтересовала меня только сейчас. и то смежное направление, а не исключительно сурдопедагогика, которой, раз уж учусь на соответствующем направлении, я должна была бы увлечься.

мне еще никогда в жизни не было так хорошо.
я радуюсь.
и в то же время немного опасаюсь. но о плохом стараюсь не думать. знаю: главное - не давать себе спать днем.
cousland
пошел четвертый год моих взаимоотношений с дефектологическим образованием. год дошкольной дефектологии + два года сурдопедагогики.
было трудно.
доходило до открытой ненависти к специальности. к желанию все бросить. потому что это не для меня, потому что зачем это мне, потому что я не люблю ни людей, ни детей…
и вот теперь, кажется, мне это начинает нравиться. постепенно задумываюсь о том, чтобы пойти в магистратуру, но не в своем университете. здесь нет программы, которая меня бы заинтересовала. по крайней мере на данный момент.
cousland
уже второй месяц, как живу, и после всего случившегося это кажется таким… странным? то есть, все прекрасно. мир вокруг блестит и сияет, постоянно происходит что-то интересное, учеба не кажется такой уж гадкой, напротив, я изо всех сил стараюсь полюбить свою специальность или что-то смежное. строю планы на будущее, пусть и не далеко идущие. ну, типа, выступить на фандомной сходке, завершить-таки свой первый косплей, найти работу на выходные, начать потихоньку откладывать, чтобы подарить маме блендер, съездить к К. в Питер, однажды добраться до С. и впервые в жизни обнять ее не на словах, а ручками, ручками, как это делают все нормальные люди.

все чаще чувствую, как переполняют любовь и нежность. ко всему и ко всем. к раннему подъему, к черному небу за окном аудитории, к родным, к соседке по комнате, к определенному кругу одногруппниц, к С., конечно же, куда без нее, и еще кое к кому. это все ощущается так непривычно и естественно в одно и то же время, что я немного теряюсь и не знаю, что делать: смеяться или плакать, улыбаясь при этом. потому что все в кои-то веки хорошо. потому что больше нет желания сигануть из окна или заболеть чем-нибудь неизлечимым, потому что все чаще удается отказаться от селф-харма. да, отдельные эпизоды все еще случаются, и прямо сейчас у меня жутко болят ранки на руках, но до этого я очень долго держалась. даже зафигачила красивый маникюр, т.е. все очень красиво подстригла и подпилила. такая мелочь, но все же повод для гордости.

хочу однажды научиться стричь котиков и собань. хочу выучить ржя. хочу качественно написать курсач, потому что выбрала тему, в которой действительно заинтересована. хочу влюбиться в книги макса фрая. хочу становиться лучше, теплее, добрее, полезнее. хочу стать той, какой представляла себя когда-то давно.
ох.

неужели, неужели все то, что было, наконец-то осталось позади, и теперь можно дышать полной грудью? с ума сойти!