Summer-breath.com
Пятна в памяти
DeadLero
В этом городе так много чужого, и запахи вечно кричат, что они не твои. Он никогда не будет родным. Он один из многих, прочих. Как и Мы. Да, это к лучшему. Здесь не ходят босиком, как Мы ходили по площади. Здесь все совсем не так. И дышать не свободно. Злой город. И я зол, что не уберёг.
Как много раз ты пытался быть ближе, не так как другие, не телом, а больше душой, как то по своему, только тебе известному.
Не видеть в упор смотря. Не просить, молчать. Не говорить, слушать. В этом вся горькая истина. Вот бы и ты успел раздеться до морального скелета, перестав прятать полные желания в себя. Стали бы Мы равны в тот момент? Даже в смерти не спрятать отовсюду торчащие кости.
Я буду жить вечно, пусть это та ещё мука, а вот ты был не из тех героев, что способны выдержать всё до конца.

Холодает. Я вновь предаюсь/ греюсь воспоминаниями. Боль вместо глинтвейна, вместо меня - Она.
DeadLero
Напиши ему письмо в никуда. Без адреса, но с адресатом.
Так много нужно сказать, так мало можно сказать…
Стоит взять черный, и почерк кардинально меняется, едва ли к лучшему, но эти начертания больше всего походят на те, во времена писем из детского дома. Всё те же, изъеденные временем листы.
Я пишу, хоть и отправлять больше некуда. Это похоже на неизбежность.
У вечности есть свойство - играя, соединять далёкое, и уносить их по реке незыблемости бытия. Нечаянно казалось, что я хотел вернуться, но уже другим существом. Туда где есть адрес для твоих писем.
DeadLero
Раскаленным железом разливается по коже, смыкаются зубы. Эта помять, она жива вечно, пусть даже и болью оставив свой след. Ближе неё у меня больше нет. Ты не оставил.

Ему нравились мои отметины, знаки на заблудшей душе. От маленьких шрамов, к шахматной доске на шее. По рукам, и ему было мало. Он принадлежал мне, но не я ему. Так ли это было нужно? Даже по прошествии лет не могу ответить.

Когда он грустил, его кровь была соленой. Не переношу соль. Он зализывал раны — я тонул. Он приручал меня, что бы увести в свой мир. Почему ты не желал остаться в моем? Мы вечно потакаем не тем сторонам себя. Я был тенью этого мира, без отражения в зеркале, и не мог ничему научить. Один оживал, когда умирал другой. Это не было секретом. Иногда я рад, что мои желания не осуществимы. Без них не было бы этих, горько сладких воспоминаний. После того как тебя не стало, мы всё еще вместе, ты всё ещё верен мне, друг.

Как вчера. Как сегодня. Как через тысячи лет.