Summer-breath.com
feelings
blue-cat

Реву, как ребенок.

Sinekrylaya
Я не знаю, что со мной творится, но знаю, что оно убивает меня изнутри. Мне хреново настолько, что меня не слушается даже тело. Люди раздваиваются в глазах, звуки и цвета смешиваются в какой-то громадный пёстрый ком, а сознание… сознание и вовсе стерильно чистое, как нетронутый лист белой бумаги.

На меня страшно смотреть, словно кто-то стёр меня начисто, сохранив лишь бледную тень на память.

Я почти ничего не чувствую. Щелчки невидимого тумблера лишь включают и выключают бешеную ярость, временами сменяющуюся полнейшим равнодушием ко всему. Мне хочется то ломать мир вокруг, то забиться под шерстяное одеяло и никуда не высовывать нос.

Самое страшное - то, что я знаю причину, но ничего не могу с этим поделать. Искоренить её не представляется возможным, наплевательство ничего не даст, а если дать волю ярости, то последствия окажутся непредсказуемыми.

Я окончательно запуталась и не знаю, что делать.

Если завтра тёплая вода бассейна не приведёт в чувство хотя бы моё тело, я не знаю, что будет дальше.

Оно, что бы это ни было, сотрёт меня. И, наверно, уже почти стёрло.
Sinekrylaya
"Мы встретимся там, где нет темноты".

Я никогда не понимала смысл этих твоих слов. Слов О'Брайена - да, но не твоих. Может быть, все дело в том, что я не привыкла тебе верить?

Я… Я не знаю, правда. Хочешь, я насквозь проткну раскаленным прутом себе сердце за это знание?

Ответь, я соглашусь. Меня никогда не пугала такая цена, тем более, если ты достоин получить ее прямиком из моих дрожащих рук.

"Там, где нет темноты".

Мне всегда казалось, что там, где нет темноты, есть свет. Что там, где мы встретимся вновь, на стенах будет плясать хотя бы тусклый отблеск. Темноты же… нет…

Но ты знаешь, я никогда не могла предположить, что в твоем мире нет темноты не потому, что в нем горит свет. В нем нет вообще ничего, даже крошечной точки, даже хрупкой иллюзии, фаты-морганы.

Почему?

И я опять не знаю ответа. Хочешь, я проткну себе сердце еще раз за возможность услышать оправдивый ответ, если, конечно, ты способен на это ответить.

Хочешь?

Нет?

Я стою в самом центре твоего пустого мира. Я чувствую, как отчаянно стучит пульс в висках.

Твой силуэт, окутанный ночью, уже совсем рядом. Я слышу, как шелестит мне в ухо твое дыхание.

Так скоро и так…

"Мы встретились там, где нет темноты".

Sinekrylaya
"Дайте мне всё, что нужно нормальному человеку для счастья, и тем самым сделайте меня несчастной", - простая, но непреложная истина, преследующая меня уже который год.

Я до хруста в пальцах ненавижу, когда всё прекрасно и безоблачно. Синее небо над головой и лёгкий ветер. Чьи-то тёплые руки на плечах и пальцы, бережно перебирающие спутанные пряди.

Счастье в общечеловеческом его смысле для меня - приторно-сладкий вишнёвый кисель, растекающийся по тарелке. Вязкий, липкий и невкусный.

Для того, чтобы сделать его для себя удобоваримым и в меру сладким, мне нужно, просто жизненно необходимо ощущать на языке привкус железной горечи вперемешку с янтарным мёдом и чувствовать нежную боль на кончиках пальцев.

Миндальное печенье, кровь и чай из гибискуса.

Сделайте мне больно, позвольте облизывать собственные прокушенные губы с запёкшейся на них тёмной корочкой, заставьте меня биться в конвульсиях на чьём-то плече и судорожно заглатывать воздух, отчаянно прижимаясь к чьему-то живому телу; но при этом заварите чашку дымящегося черничного пуэра, накройте пледом и крепче прижмите к себе - мне нужно всего ничего для того, чтобы улыбнуться вам в ответ от нахлынувших эмоций.

… Говорят, силы жить берутся из ненависти и любви, только так. И что удивительная эта смесь - смесь безумного смеха и горьких слёз - способна сокрушить любые стены.

Быть слабым и сильным одновременно, уметь метать ножи и уворачиваться от клинка, нацеленного тебе прямо в сердце, слышать, как бьётся жилка у сонной артерии и проваливаться в сонную, но такую спасительную бездну - это ли не есть счастье?

Для меня ответ очевиден.