Summer-breath.com
teenage
someone
10
я ребенок, и мне никогда не бывает хорошо.
я - черная дыра на этой вечеринке жизни.
одинокий и грустный, обязательно безответно влюбленный, я бьюсь об стены, режу руки, жгу тетради.
и вырастаю. мои родинки растут вместе со мной. моя грусть растет вместе со мной.
я чья-то старшая сестра, младший кузен, дочь, сын, девушка, парень, оно, она, он, они.
чей-то.
каждый раз оживаю с весной, каждый раз жду любовь на всю жизнь. ошибаюсь, ошибаюсь, косячу, факаплюсь.
люди говорят, если ты жалеешь о том, кем ты был, это хорошо. если тебе стыдно - значит, ты растешь и меняешься.
мне стыдно до смеха.
жизнь раньше казалась намного труднее, а теперь - будто кривой пазл сложился.
я не лучше и не хуже. не проще и не сложнее.
теперь я ищу работу, рисую, пишу, глажу кошку, думаю об ужине, играю в шутеры, пью газировку без кофеина, курю только во снах.
не думаю о смерти как о великом спасении.
переживаю, тревожусь. больше не такой неуязвимый, как раньше.

грусть не ушла, но мы больше не держимся друг за друга, как свежие любовники.
я держу ее прохладный мизинец в своих пальцах.

я смотрю на свою ленту в инстаграме. мне больше не 15.
вот и хорошо.
someone
3-1
до воландеморта была алиса. теплая, светлая алиса.
мы ели доширак в кинотеатре, пили ягуар у меня дома, пьяные спали в одной кровати, купались в фонтанах, ели мороженое, держались за руки, тихо любили друг друга, но ничего не говорили.
она была нежной и красивой. мягкой и глупой. я хотел поцеловать ее тысячу раз, но никогда не мог.
я дарил ей ключи от своего сердца, и когда она их потеряла, мы потерялись тоже.
так бывает.
каблуки и юбки, шляпки и твой выдуманный аборт, ты бегаешь в шпильках, я в рваных кедах, ты бегло говоришь на якутском, я не могу оторвать глаз от твоей розовой пряди.
подростком быть тяжелее.