Summer-breath.com
На сердце
gehra
Столпы вечности
Я и дальше буду верить в теории заговоров касательно второй части Столпов Вечности. Теперь, когда я заметила, что издатели у первой и второй части разные, у меня есть на это право.
Потому что не могли создатели такого шедевра по собственной воле так изуродовать своё драгоценное детище. Не могли они сделать это добровольно, и не сделали бы!
Однозначно, издатель приложил свою лапу к трудам разработчиков.
А прочитав обзор своего куратора в Steam, убедилась, что исключительно хорошо о второй части может отзываться лишь тот человек, что не прочувствовал, не прощупал настроение и дух оригинала! ("Достойное продолжение..."! Серьёзно?!)
Нужно действительно полюбить творение, чтобы видеть и понимать, что его убивает.
10 из 10? Да вы, наверное, шутите. Это дитя было исполнено жизни, а теперь едва дышит.
Как фанат, я не могу не любить эту серию игр (я так ждала продолжения!), но теперь эта любовь доставляет море дискомфорта.
Мне часто хочется вновь погрузиться в атмосферу Архипелага, но многие детали попросту отталкивают.
Нет у меня желания разбираться, права ли я в своих теориях и в чём на самом деле причина столь резких перемен. Не хочу знать.
Одно огорчает больше всего. Первая часть не спрашивала тебя - осилишь ли ты её масштабы и глубину. Она доверительно открывалась перед игроком, шаг за шагом раскрывая всё новую тайну, не редко представая в новом виде, как драгоценный камень, повёрнутый на солнце под другим углом.
Deadfire же… Что ж, задумка великолепна. Многие нововведения имеют хорошее начало. В конце концов, мы ведь отправляемся туда, о чём читали в одной из книг первой части! Но…
На протяжении всей игры меня не оставляли двойственные чувства, а в частности две конкретных мысли:
- Отношение к игроку теперь - как к недоразвитому. Всё упрощено до невозможности, целые пласты контента как будто живьём с человека срезали. Игра выглядит как дохлая курица, после того, как с неё сняли всё мясо. Голые кости, лишь кое-где прикрытые лохмотьями волокон.
- Почему кто-то решил, что сартирщина, похабщина, вульгарщина - это именно то, чего так не хватало первой части? Ощущение, словно хотели только слегка присолить, но уронили в кастрюлю всю солонку. Недосказанность, смутные намёки, двусмысленные фразы, но в ограниченных количествах, изредка, чтобы взбудоражить воображение и пробудить от монотонного геймплея - вот, что бередит сознание и заставляет поражённо таращиться в монитор с удивлённым восклицанием: "Чтооо?? Мне показалось или он имел ввиду...??" Как тут не покраснеть? В Deadfire же, напротив, этого с избытком, без прикрас и красивой обёртки. Чувство, будто меня с головой окунули в помойное ведро и ждут на это восторженной реакции.

Обнажённая женщина - это награда мучительной истомы, раскрытая тайна, волнующая сознание и сердце. Нужно совершить подвиг, чтобы узнать - какова твоя красавица, чтобы познать её, насладиться чарующей силой естества. И тем желаннее красотка, если она одета просто, но со вкусом; если глядя на неё чувствуешь неуловимое притяжение, тайну, и жаждешь этой тайной обладать.
Когда же вокруг полно разврата и обнажённая женщина становится лишь "голой тёлкой" - награды не остаётся, тайна погибла, нет стимула чего-то добиваться и что-то совершать. Ты видишь, ты знаешь, ты можешь взять в любой момент и так же в любой момент это бросить. Ничего нового! Не интересно, пошло, безвкусно.

Игрок, в первую очередь - личность, а не потре*лядь (прощу прощения, конечно). Я понимаю, что широкой аудитории может быть и норм, хавают же люди… Но как-то странно приравнивать игрока RPG-изометрии к этой категории (хотя, наверное, всякое бывает).
Мы шли в эту степь за глубиной сюжета и сложностью морального выбора, за судьбами персонажей и нашей собственной, за тайнами божеств и великой справедливости, а получили: голые жопы; бисексуальную рыбу-извращенку; волосатого синего карлика, не забывающего напоминать, что у него есть член; амбициозную фанатичку, готовую залезть главному герою в нижнее бельё за любое приятное слово и независимо от пола,… и т.д. и т.п.

Возможно, если не знать истоков и начать знакомство с этой игрой именно с Deadfire, впечатления сложатся совершенно иные, и даже положительные (быть может даже и первая часть не понравится на фоне знакомства со второй). Это не мой случай. Как фанат, я не могу не сравнивать, не искать и не ждать. Надеяться и очаровываться, это нормально. Точно также нормально, как разочаровываться и терять надежды.
В конце концов, мне ведь никто ничего не обязан.)
gehra
gehra
gehra
gehra
Отрицая Бога или же его влияние в своей жизни, человек не учитывает того факта, что от подобных заявлений Бог никуда не исчезает, и сам этот человек продолжает жить, дышать, добиваться успеха и постигать счастье благодаря незримому присутствию отвергнутого Бога в его жизни.

Он добивается этого не своими ничтожными человеческими силами, но Силой Того, от Кого родился.

Сколько бы я или ты не отвергали и не отрицали Бога, от этого Он не перестаёт быть. Никуда не уходит. Но продолжает незаметно "страховать" нас, как тренер ученика, чтобы мы в своей гордыне и себялюбии не расшиблись насмерть, потому что ни одному любящему родителю не захочется такой судьбы для своих детей.

И как любой по-настоящему любящий родитель, он молчаливо и скорбно терпит все яростные крики: "Исчезни!", "Я тебя ненавижу!", "Ты меня не любишь!"

Каждому из нас порой нужно разбить себе коленки, чтобы вспомнить те наставления, из-за пренебрежения к которым это случилось. И Он позволяет этому случиться, чтобы мы стали умнее и сами пришли к Нему, потому что он никого не приводит к Себе насильно. Иначе это была бы не любовь.

Впрочем, не все из нас вспоминают, снова и снова повторяя одни и те же ошибки, сетуя на то, что…
"Если бы был Бог, я бы не упал!"

Глупости да и только.
gehra
Создатель всего
Родитель говорит что-то, и ребёнок верит беспрекословно, потому что в его глазах родитель - авторитет, у него есть опыт и знания, и ребёнок не стремится поставить его слова под сомнение, даже если им нет видимого подтверждения.
Этот же самый человек слушает Того, Кто создал весь мир и каждого человека, все процессы, все явления, Того, Кто всё приводит в жизнь и движение и всё наделяет силой и смыслов. Слушает Его, и не верит, не доверяет Ему, потому что "не видит подтверждений и доказательств".
… а не видит-то как раз, потому что видеть не хочет, а не потому, что их нет.

Если человек человеку авторитет, то тем больше должен быть авторитетом Создатель всего, Которым дышит вся вселенная, к Которому стремится всё живое, Который любя и бережно хранит каждую душу: бывшую, существующую и будущую.
gehra
Пора признать: рифма изначально была мне не важна
Я люблю прохладу межсезонья.
Есть в ней то, что мне благоволит,
Самозабвенно опуская в омут
Души моей чудесный монолит.

Начертано на нём одно посланье,
Что призвано к отваге побуждать:
"Открывшие законы мирозданья
Обязаны своих врагов прощать".

И то не просьба, не вопрос, не предложенье.
Сие есть только Истины приказ,
Любовно проявившей снисхожденье
До неразумных нас.

Я выполнить его мечтаю очень,
Но есть во мне противника следы.
Засевшие в груди настолько прочно,
Что не пробиться ей к Источнику воды

Живой.
Единственной, Которая спасёт
От смерти
Излечит тело, душу, сердце
И к Небесам их вознесёт.

Но есть надежда.
Ведь камень точат воды.
gehra
Тайна создания / из Дыхания и праха
Воспоминаний о Доме я не сохранила. Забыла всё подчистую в тот день, когда появилась на свет. Но хоть визуальная и слуховая память меня подвели, чувственная память осталась верна, как прежде.
Хоть с возрастом эти впечатления порой ослабевают, я по-прежнему испытываю щемящую боль в глубине сердца когда вглядываюсь в небесную пучину. Что-то внутри меня скулит и сжимается от тоски, и не существует слов, чтобы передать это чувство.
Что-то манит меня с непреодолимою силой туда, где заканчиваются границы человеческого сознания и понимания.
Непостижимо. И я такая не одна. Есть ли на свете человек, не испытывающий тяги к звёздам?
gehra
Так мне чувствуется. Ведь каждый имеет право на собственное мироощущение
Я тоскую о тех, чей взор затуманили блеск и нищета мира.
Упав однажды, мы утратили природную силу, нашу способность твёрдо стоять на ногах.
Хоть всё ещё живо стремление к Истине и Свету, наша слабость не даёт нам увидеть искомое. Мы потеряли зрение, стали близоруки, более того - очень глупы. Как новорождённые котята, кого угодно готовы принять за маму, и бьёмся головой об каждый угол.
Мы все, я убеждена в этом, тоскуем по Отчему дому. Мы все, и в этом я тоже уверена, стремимся к Истине и Справедливости, но с лёгкостью идём на поводу у мира. У мира, который обещает нам то сокровенное, чего большего всего жаждет сердце, чарует нас, использует и выжимает, как в центрифуге, а после - кидает в грязь, беспомощных и несчастных, обманутых, потерянных, отчаявшихся.
А бывает и так, что мы, убеждённые в своей силе, до последнего мгновения жизни уверены, что не мир, но мы прогибаем его под себя. И умираем во лжи.
И так, что только знакомящийся с жизнью комочек радости встречается со злом и ложью, которых понять не может. И стена эта иногда оказывается столь прочна, что сшибает ребёночка с ног, растаптывает его, стремясь вырвать из него новорождённую святость. Этих малышей наша слабость ненавидит больше всего.

Я тоскую по Дому, осознавая свою беспомощность. И я радуюсь, что это - не конец пути.
У нас бы не было надежды и смысла, если бы всё было только так, как мне это видится. Жизнь не значила бы ничего, и страданья были бы просто звуком, а то, что для нас тьма - было бы чем-то нейтральным, обычным, если бы не было Света. Но Свет есть, есть Надежда, есть Тот, кто с недостижимого Своего престола спускается в грязь, по локоть в неё погружает Свои чистейшие руки, и достаёт нас оттуда. Не просто достаёт, но очищает, омывает и вместе с Собой поднимает над миром, одаривая Силой, способной победить всякое зло.
Без этого Чудесного Избавителя ничего не имело бы смысл. Без Его спасительно руки мы так бы и барахтались в пыли, но с Ним обретаем силу вновь твёрдо стоять на своих ногах, видеть ясно и чётко и противостоять движущемуся против нас злу.
Пока мы держим Его за руку, пока несём в душе Его Слова, мир и смерть ничего не сделают нам.

Всему свой час. Ну а пока - обуйтесь и забинтуйте ладони. Нам предстоит долгая дорога и много испытаний, чтобы снова стать детьми.