Summer-breath.com
пиз
MIR-2
– fifteen is too young an age to lose a parent.

– when isn't it too young? the pain of losing a loved one is the same, no matter how old you are. but those who survive must overcome the loss and continue living.
MIR-2
– you are not alone. so you can stop trying to do everything by yourself.
MIR-2
– what's wrong?

– i… just want to sit here and look at you until i fall asleep.
MIR-2
взялись за руки друзья
и сказали: «ты да я –
это мы».
MIR-2

после долгих блужданий они вышли к солончаку – мелкому, но большому солёному озеру, в котором стройными рядами стояли трёхлитровые банки, наполненные разным количеством воды.

мальчик принюхался к солёному воздуху и подошёл вплотную к воде.

– соль хрустит как снег!

– это похоже на какой-то дедовский способ добычи, – его спутница высматривала противоположный берег. небо отражалось в спокойной глади, стирая границу между отражением и оригиналом.

– это фабрика, но не соли, – сзади внезапно раздался голос. путешественники вздрогнули и обернулись: незнакомка в резиновых сапогах будто выросла за их спинами, – здесь выпадают локальные осадки… из слёз.

MIR-2
– why does he look so sad?

his mismatched eyes looked blankly out at the world as if tired of life.

– he’s sad because he’s been in the bottom of a suitcase for a long time. would you be his friend?
MIR-2
a place can be destroyed, but the memories there cannot.
MIR-2
– why did you stop coming here? – brother looked from the window to me. his glance, shaved head, stubble – everything was prickly.

– i just… didn't want to. cause, you know… if i came here, i would have to realize that he isn't here anymore.

– this is an escape.

– everyone has different ways of accepting, don't they?
MIR-2
– i don't wanna eat.

– it's because your stomach is filled with worries. if you don't let them go, you won't become healthy.
MIR-2
мы перебирали все эти осколки воспоминаний, пытаясь подобрать схожие, смеясь и веселясь так, как не веселились без малого уже десять лет. придумывали пуговицам владельцев, вдыхали забытые ароматы масел, выставляли в ряд переплёты книг, листали старые каталоги с модной одеждой прошлых лет, заводили остановившиеся часы и, на удивление, какими бы старыми они не были, все успешно заводились, вслушивались в помехи старых грампластинок, – в общем, с успехом ностальгировали. смех постепенно превращался в истерику и сестру было уже не успокоить.

я закурил, а сестра все лила слёзы без устали, как будто пыталась выплакать море из той позабытой легенды. была на удивление хорошая ночь – такая прохладная, безкомарная, тихая и очень звёздная. такое небо я не видел очень давно. а сестра все плакала, пока, обессиленная, не уснула.
MIR-2
– посмотри! посмотри на свою ладонь! – он обхватил ее руку своими маленькими ручками.

– я смотрю.

– видишь как линии складываются в букву?

– где?

– да вот же! вот же буква «М»! – он провел пальцем по линиям судьбы, жизни, сердца и головы. – и у меня такая же есть! знаешь, что это означает?

– что?

– что мы друзья! – он радостно засмеялся, а смех его переливался звоном бубенцов.
MIR-2
хочу, чтобы руки были еще холоднее. так можно дольше разглядывать снежинки.
когда руки теплые, они убивают.
MIR-2
в мире звёздных пленников угольно-чёрный шахтер добывает звёздную руду из чёрных дыр, а слепой кентавр куёт из неё новые звёзды вместо угасших.