Summer-breath.com
сундук
malina
Дурная голова ногам покоя не дает
Вчера еще раз убедилась, что трогать какашку не стоит. Расчесывать старые ссадины - тоже глупое занятие

Приснился сон на фоне вчерашнего разговора:
Мы с родителями строим дом у реки. Территория новая, но уже все выкопали себе рвы под фундамент. Рядом строится дом семьи Антона. На стойке при входе на территорию соседи написали обращение, мол, давайте заборы не ставить, а огородим все дома сразу, а то дом на доме - дышать нечем, где воздух.
И наша семья приписала: "А мы забор все-таки поставим".

Да уж, даже мое подсознание хочет отгородиться.
malina
Знаете, жизнь в сети так сильно отличается от того, что происходит на самом деле. Мы будто строим тут лучшую версию. Не столько для других, как для себя.

2018 год начался для меня довольно тяжело. Великая школьная любовь рухнула, если кто-то не знает. Дальше следует знакомство с очаровательными девчонками, которое перевернуло мою жизнь.
Следующее, что помню - покатушки по ночной Москве, пережаренный капучино в круглосуточном бургер-кинге, отвратительное настроение и покупка билетов в Питер в 4 часа утра. Это самое спонтанное и необдуманное решение в моей жизни. Я разрыдалась на Невском, сидя в любимом Старбаксе с видом на Казанский от Вселенской несправедливости.
Я устроилась на работу, танцуя танго с отделом кадров (это, кстати, еще одно испытания в поиске работы)
Мне безумно хотелось стать счастливой. Пыталась принять себя такой, какая я есть: немудрую, упертую, ошибающуюся. Я встретила человека, который каким-то образом принимает меня. Он умеет развеселить даже, если я включаю полный ход в противоположную сторону в магазине, когда я отворачиваюсь к стенке, а в планах у меня молчать бесконечно долго. Он умеет быть ужасно терпеливым, пока я стою в магазине и выбираю маску для лица, хочу очередную сумку и даже пытаюсь драться. Меня научили любить. Людей, который ошибаются и раздражают своим существованием. Себя, сидящую с выключенным светом, огромным прыщом и пачкой скитлс. Мир, который может и жесток, но все равно наш, и он от нас зависит так же, как и мы от него.
Работала с детьми, которых проще понять, чем объяснить им, что нельзя кричать, вскакивать с места и ходить кругами, тянуть меня за волосы или кидаться в соседа карандашами. Я училась терпению раз за разом поднимая с пола карандаши, давила в себе злость и училась принимать других такими, какие они есть, находила в себе силы не закричать вместе с детьми, потому что голова вот-вот взорвется. Я училась находить слова для родителей. Хорошие слова. Даже когда мне было обидно или я считала,
что сказанные слова в мой адрес или в адрес другого ребенка - несправедливы. Училась быть спокойной, даже, когда надо выполнять работу, состоящую из "копировать-вставить" несколько часов подряд, вместо сна.
Каждый год мы меняемся, люди, которые приходят в нашу жизнь - меняют нас, обстоятельства, время. Мы учимся. Мы хотим быть лучше. С каждым годом, с каждым днем, с каждым человеком.
malina
Помню, был теплый весенний день, но не настолько теплый, чтобы можно было себе позволить надеть короткое платье и туфли. Выбирая между здравым смыслом и соблазнительностью, угадайте, куда склонились "мои весы разума"?
Правильно.
Вся такая расхристанная, с красиво лежащим, но не греющим шарфом, я поскакала на свидание. Не помню, каким оно было по счету, но в моих воспоминаниях сие лежит на полке "одно из первых". Может быть третье, а может и четвертое.
Меня учили играть в бильярд.
Ученицей я была такой себе, зато потом мы долго-долго гуляли по солнечному городу, а вечером посетили одно из мест, окоторомзнаютлишьизихкруга.
Мы долго говорили. Обо всем: о семье, его и моей, о работе, о людях, о жизни. На столике стоял самый вкусный чай, а мы целовались до потери пульса в закрытой комнате.
malina
Я часто вспоминаю наши первые встречи. Это такое время, когда в голове выдумки больше, чем есть в реальности, а от этого еще приятнее засыпать, обнимая подушку. Этакая романтическая пора.

***
Солнце светило прямо в глаз, шла какая-то скучная пара, название которой и не вспомнить, я щурилась и зевала. Батареи нещадно жарили, писать конспекты не хотелось. Мне то и дело приходили сообщения по вотсап, а я ломала голову, как бы ему намекнуть на встречу. В груди разливалось тепло и краснели щеки.
Он ждал меня почти полтора часа.
Просто мой преподаватель - похититель Рождества.
Мы проболтали в кафе 3 или 4 часа. Наклонялись друг к другу неприлично близко для людей, которые знакомы неделю. Его дыхание щекотало щеку. Мы смущали официантов, людей за соседними столиками и даже саму весну. У меня был совершенно невинный какао, а у него не менее невинный чай. От него пахло чем-то свежим: лосьоном после бритья, парфюмом, снегом и морем. Я медленно пьянела. Глаза цвета осеннего неба. И ямочки на щеках.
В метро пришлось пропустить несколько поездов. Он поцеловал неожиданно, коротко, держа за плечо перед самыми дверьми.
К слову, я проехала свою станцию и была вся пунцовая
malina
Страшно поддаться, сломаться
Под напором такого тепла.
Но кому-то надо сдаться
Для равновесия добра.

Ты слишком близко,
Говоришь пьяно и низко,
Говоришь легко и просто,
Ломая мой остов.

Такой улыбке сдаются без боя,
честно, быстро, как ни крути.
Почему, если ищешь покоя,
Получается все, кроме него найти.
malina
Лето пролетело быстро и почти незаметно. Я не помню июнь. Совершенно. Что-то там было про сессию, зубного и великие ожидания следующего месяца. В июле был отпуск. С 7 по 19, если не считать два дня в дороге. Это было время солнца и жары, поцелуев и ночной прохлады. Потом неделю я болела, ещё одну неделю потеряла во времени, ездила на дачу, с кем-то виделась, а потом уехала в лагерь. Кажется, именно он приплюсовал к моему лету ещё одну неделю. Насыщенные дни, знакомства, дети, кальян, игры и ночные посиделки. Даже поездка в травму была не такой страшной. Мне было хорошо. И хорошо было ещё несколько дней. А потом была поездка в Питер. Ровно через месяц после моря. Такие вот печенья. Несколько дней я мокла под дождём, но радовалась коротким встречам с курсантом. Потом снова дорога. Неделя до осени. Справки, какие-то дела, посиделки с родными. Я ненавижу осень за расставания. Ненавижу вокзалы за расстояние. И все наши города, словно паутинкой соеденины. Я и не думала, что когда-нибудь мой мир сможет дорасти до размеров страны. Как бы не потеряться.
malina
Я была рада вернуться. Нет, правда. Вернуться в мир детства и старой жизни. Мне не хватало этого, но только съездив и отстояв поток, я поняла насколько. Много невероятных людей в одном месте.
И самое запоминающееся с потока почему-то не поездка в травму, хотя, согласитесь, звучит уже как нечто запоминающееся, а объявление результатов состязаний. Мы стояли, обнявшись, все вместе, тяжело дыша. Я облизывала губы каждые пять секунд и опиралась на людей рядом. Мои дети заняли 2 место. И мы не пожалели. Это было клево.
malina
Когда испытываешь неимоверное счастье, совсем не хочется отвлекаться на социальные сети. Ты окунаешься в это счастье с головой и просто живёшь.
Дивноморское стало для нас приютом на целых 12 дней.
До конца отдыха еще 5 дней, а я уже боюсь разлуки.

Прошёл год, как он уехал поступать в военку. 4 июля. Помню тот вечер, как будто это было вчера: я выла, как раненный зверь, сжимая в руке кольцо, которое мне подарили на прощание. Не могла ни есть, ни пить.

И вот прошёл год. Мы стали сильнее. Я стала сильнее. Ещё год назад я смеялась над "отношениями на расстоянии". И вот я готова всем твердить, что это возможно. Впереди ещё не один год. Это тяжело. Неимоверное. Я не представляю, как выживать. Он в одном городе, я в другом, а родные стены в другом месте.

Я умею грустить заранее. Пусть и сейчас я счастлива, но я понятия не имею, что со мной будет через 6 дней. Я выживу вообще? Сколько можно рвать себя на части? Сколько от меня останется, когда пройдёт 5 лет?

А пока 1479 дней до его выпуска из академии. Столько же до моего диплома. Столько же мне ходить в невестах.

malina
Завтра обещают солнце. А я снова в своём городе.
Если сравнивать все города, то у каждого будет своя изюминка. Этакий сушеный виноградик.
Везде свой характер, свой менталитет и совершенно разные люди.
Если закрыть глаза, то я бы вряд ли смогла ужиться в своём городе. Нет, я бы никогда не выбрала мужчину с таким неторопливым, размеренным характером. Да, может быть так было бы спокойнее, но за год я так изменилась, что родной город больше похож на старого знакомого, с которым хорошо обсудить погоду, пожаловаться на жизнь, выпить чашку кофе и поболтать о детстве.
Москва? Питер? С этими городами я слишком плохо знакома, чтобы довериться окончательно.
Пока я молод и холост. Москва зовёт своими огнями, Питер своими дождями.
malina
Я никогда особо не любила водку, однако, когда возникает острая необходимость напиться, то у бедных студентов не так много вариантов.
Идея возникла очень неожиданно и стихийно: вот мы гуляем в парке и говорим об учебе, и вот мы уже договариваемся всеми вместе собраться в более приватной обстановке.
Все. Механизм запущен.
После 3 бокала потянуло на философские темы, а после 5 стало невообразимо грустно.
Я сидела на кухне у Максона и думала о своем, лениво вертя в руках бокал для виски, наполненный водкой и швепсом, охреневая от развернувшихся событий. Прям у меня под носом случилась целая санта-барбара с участием сразу моей давней знакомой и моего, несостоявшегося в классе 8, парня.
- Зато не только тебе сейчас херово, - заявил мне добродушный хозяин.
- Это должно заставить меня радоваться?
- Нет, а вот это должно, - доливая мне алкоголя, заявил этот искуситель.
Уж сколько раз твердили миру, что горе не топится в алкоголе, но только все не впрок…

Ближе к утру начались задушевные разговоры о жизни с раскрытием замогильных тайн прошлого.
Мне вот тоже открыли одну. Спецом для меня.

п.с: кстати, шуточки о том, что лучше телефон выключать перед пьнкой - вовсе не шуточки, а предупреждение от бывалых и знающих.
malina
Все заняты, все в разъездах, а я, не зная, куда приткнуть свою жопу, решила съездить на дачу. И то, что станция называется "200 какой-то километр", знаете, не просто так. Еще в магазине, который и магазином сложно назвать, я столкнулась в неравной схватке с продавщицей за баснословную цену простого белого пломбира,который в городе на 189р дешевлепростотакмеждупрочим
Но самый шик начался, когда "эй, дэвушка-красавица, давай довезу". И нет, я не расистка. Меня просто напрягает такая большая разница в менталитете. Кое-как доковыляв до дачных кооперативов, я было вздохнула спокойно, но тут, слегка потрепанная жизнью, собака решила, что я ее, чудесным образом найденный, хозяин.Вообще-то я люблю животных, даже очень. Возможно, я бы даже взяла эту собаченку домой, но, во-первых, у меня нет своей квартиры для этого дела, во-вторых, не факт, что в сентябре я буду вообще в городе. Однако собаке этого не объяснишь, а отгоняться она - не отгонялась. В итоге, я шла, а передо мной гордо вышагивала дворняга, обгавкивая каждого на нашем пути.
Ну все
Царица приехала.
malina
День подходит к концу. Не сказать, что я провела его с пользой, но что-то в нем все-таки есть.
Два дня я провела на даче, где не ловила сеть. Вообще. Даже, если залезть на бочку с водой. Неа. Не катит.
Разминулась с Валерьянкой, однако мы договорились 13 поехать вместе на электричке (такая вот - загородная романтика). Моя первая любовь или же какойжеонхвастливыймудак оказывается тоже будет там. Чорт. Надеюсь, это не будет портить мне настроение каждые 3 секунды его присутствия.
Уехал А. Красиво уехал, красноречиво. Подарив на прощание кольцо. Чудессссно. +100500 печалей в миллисекунду, глядя на него. По правде говоря, я скучаю. Очень. Даже больше - такое ощущение, что у меня ломка.
Знаете, невероятно грустно осознать, насколько сильно любишь человека, расставшись с ним на неизвестное количество времени.
Берегите любимых.
Добра.
malina
Как всегда своевременно.
Вчера вечером, минут за 40 мне сообщили о том, что нам нужно съездить к одному чуваку и поздравить его с др, пока А. еще тут. Ну я чо. Я, как ошпаренная белка, скакала по квартире в поисках нормальной одежды для такого случая. Вроде бы идем пить, а вроде бы и люди приличные. Парадокс.
Собственно, почему-то всем приспичило пить именно на озере, до которого тащиться около 2-х часов, и эта здравая мысль посетила их часиков в 7 вечера.
Ну чо. Приперлись. Сделали романтику.
Я щурилась от закатных лучей, пододвигая босые ноги все ближе к костру. Через час уже хотелось и петь, и танцевать. Я снова сетовала на то, что так и не научилась играть на гитаре, заверяя всех, что еще научусь.
Почему-то именно в тот вечер все казалось родным: и люди, и земля, и этот костер, и этот закат.
malina
- Ну и чего она ревет на этот раз? - спросил папа у мамы, недоуменно рассматривая заплаканную меня.
- Так ведь уезжает наш будущий зять.
Будущий - потому что вроде с нашими отношениями и без того все понятно, однако самое главное - это вытерпеть эти несколько лет. Merdo! Расстояние - это дерьмо.
Я чувствую cебя настолько уязвимой - не передать словами.
Мы понимаем лишь, когда теряем. И это не просто пафосная фразочка, которую можно ввернуть в философский диалог, а реальность.
Впереди долгие месяцы переживаний. А пока. Последний день.
malina
Все эпизоды сыграны, занавес опущен, кулисы опустели.
Ну вот, все, а мне совсем не вериться. Совершенно.
Мое сознание застряло где-то в классе 8, и все еще ждет поездок в лагеря. А нет. Не тут-то было. Впереди экзамены, нескончаемые муки ожидания и грусть от расставаний.
Грустно.
Я до сих пор не верю, что вчера был последний день моего детства. Официальный день моего взросление.
Никакой школы, никаких уроков, ничего.
Я больше никогда не буду сонно умолять маму написать мне записку хотя бы на первый урок, а лучше на первые два, а еще лучше на день.
Я больше никогда не буду злиться на Пашу, что тот не предупредил, что опоздал.
Маша больше не будет обижаться на меня за то, что я не принесла литературу.
А. больше никогда не зайдет ко мне после школы попить чаю, чтобы в конечном итоге остаться до ужина. Мы не поваляемся на кровати, засыпая под мерное дыхание друг друга.
Обычно у пар после окончания школы есть какое-то продолжение, но не в моем случае… Он уедет. Далеко-далеко, чтобы строить свое счастье, а я, судя по результатам, сделать этого не смогу. Увы. Я останусь, и он когда-нибудь забудет меня. Мы будем жить по разным городам, надеясь, что это не конец, а через год все встанет на свои места: он пойдет своей дорогой, а я буду искать свою.
Я уже точно знаю, что каждый раз при объявлении его остановки, я буду отворачиваться от окна, сжимать губы и закатывать глаза, чтобы не зареветь.
Я больше никогда не приеду к нему вечером, чтобы смотреть на закат с последнего балкона. Никогда мы уже не посидим под крышей.
Не верю.
Я. Все. Еще. Не. Верю.