Summer-breath.com
чёрныйдень
loveswallow

Как оказалось, я могу плакать и очень сильно. Мне так тошно, что я с трудом печатаю этот текст. Если бы не встреча по работе сегодня вечером и не моя кошка – я бы не встала с постели и не прекратила бы плакать. Вчера, как в лучших традициях своего прошлого, я свалилась в рыданиях прямо на полу, в прихожей, только закрыв дверь, в пальто и в обуви. Рыдала громко, скуля, как собака. В каждом месте моего проживания мне всегда жаль, что соседи вынуждены это слышать. И после мне стыдно встречаться с ними глазами.

Я понимала, что так случится. Но почему-то всё равно поехала в клуб. Я снова напилась. Но боль была настолько сильна, что я начала плакать прямо во время музыки, на танцполе. Я прекрасная актриса, ведь никто ничего не понял. Ах, как я смеялась, как танцевала, как шутила. Сейчас я испытываю глубокое отвращение к событиям вчерашнего вечера. Это настолько нелепо, насколько больно. Я больше никуда не пойду, я больше не выйду ни с кем на контакт, я официально и окончательно закрываюсь в себе. Вчера я ощутила, что шансы быть принятой и понятой снова, снова обрести потерянную близость и в целом с кем бы то ни было сойтись — равны нулю. Я ощущаю это всем своим нутром. Случилось ещё много событий, к которым я чувствую отвращение. Но у меня нет сил о них писать.

У меня нет никого, кому я могла бы в полной мере рассказать об этом. Только прокручиваю в голове всё, что я скажу психотерапевту во вторник и думаю, как всё это уложить в час. Буду бить новую татуировку. Может быть хватит ещё сил пожить год-другой. Потом не знаю. Я не знаю, что со мной будет.

Иногда я думаю, что если так будет складываться моя жизнь, я просто вернусь к нему. А вдруг то, что я ушла от него — огромная ошибка? Вдруг во всём виновата только я? Вдруг это была самая большая ошибка в моей жизни? Я в ужасе.

Я чувствую себя униженной и тотально одинокой, без права на возможность это изменить.

Есть, конечно, и плюсы. Я очень давно не плакала. Я рада, что у меня получилось. Я плакала всю ночь и даже утром. Я думаю, что я ещё долго буду переживать разрыв. Я думаю, больше я не встречу такую родственную душу, как Рома. Никогда.

Очень кружится голова. Боюсь слушать музыку. Весь день сижу в темноте и тишине. Как я сейчас выйду из дома – кошмар. Когда сидела под водой в душе – начала сильно задыхаться. Вчера впервые за почти год покурила. Зачем. За что.

Я в ужасе.

loveswallow
Две ночи подряд снится Рома. Такое ощущение, что и не было этой разлуки. Всё снова видится очень ярко и сильно. В прошлом сне он просто обнимал меня и просил помириться. В сегодняшнем мы уже занимались любовью. Сука, это так больно и так радостно одновременно. Ведь хотя бы во сне я увидела его. Конечно, скорее всего, это замещение моего одиночества. Моё подсознание помнит это, хочет этого, пытается восполнить пробел хотя бы подобным обманом психики. Одиночество чувствуется острее. Всё перемешалось в голове. Ненавижу ноябрь. Очень темно и очень холодно. А сил что-то менять уже нет. Я закрываюсь обратно в раковину. Я насколько устала, что даже не хочу вина. Не хочу. Если бы не моя работа и спорт, то я бы весь день пила бы и плакала. Пила бы и плакала. Рыдала бы прямо на полу. Рыдала бы. На полу.
loveswallow
Я хочу одновременно плакать, злиться, кричать, писать ему письма, страдать о нашей потере, испытывать отвращение, глубоко уснуть, куда-то бежать, усиливать свою боль (чтобы обрасти настолько сильной кровавой коркой, чтобы обновиться), либо же полностью и окончательно уйти в себя, разобраться с этой пустотой и одновременно ничего с ней не делать. Просто нет слов, я не знаю, что сказать. Долго гуляла в парке. Звонила психотерапевту. Мне кажется вокруг меня какой-то трупный запах. Я не знаю, что будет дальше. Сегодня я точно не буду размышлять ни о каком сценарии. Внутри давящее состояние, камня в груди, гирей на сердце. Так будет всегда. Я просто должна дышать и жить сейчас, а дальше посмотрим. Я думаю, нет никакой драмы в этом, это правда, так и есть – я больше никогда не встречу такой близости и потерять нашу любовь стало для нас двоих огромным ударом. Но дороги назад больше нет.
loveswallow
Как я и думала: после коронавируса, когда организму уже не нужно бороться за жизнь в стрессовом объёме, и он приходит к своему более-менее привычному состоянию – возвращается моя тревога, мой страх, моя боль, усиливается горечь утраты моей связи с Ромой. Я сильнее скучаю и жду. Понимаю, что окончательное прощание неизбежно. Глотаю горячие слёзы, смотрю на проезжающие машины, прощаюсь, прощаюсь, прощаюсь. Любимый, мой, нежный, ласковый, прости меня. Прощаюсь снова и снова. Блокирую возможности вновь связаться со мной. От его звонков и сообщений только хуже. Прости меня, если это я виновата – спустя столько лет я всё же ушла. Прости, но я должна была выбрать себя, иначе я бы сгинула.

Ты говоришь нет, я не приеду. Теперь мы живём в разных городах. Кто бы мог подумать. Сколько раз ещё вселенная должна ударить меня зубами от асфальт, разрубить мой череп до крови, чтобы я наконец отпустила тебя. Горячие слёзы рекой по моим щекам, в губы и с подбородка на экран телефона, где я пишу тебе, что общаться мы не можем, если мы не увидимся. Сколько боли вокруг, сколько в этих слезах тебя, как страшно я погибала и как страшно я переживаю, что всё-таки допустила ошибку. Твои руки были самые тёплые. Твои объятия для меня, как наркотическая ломка.

Организм отказывает. Каждое утро я болею. Ковид меня окончательно добил. Я больше не могу выносить одиночество. Но и на людях мне тоже плохо. Помогает ли мне мой психотерапевт? Не уверена.

Вою, грызу пальцы, хожу по квартире на ватных ногах. Скулю. Плачу. Царапаю стены. Не ем. Признаюсь тебе в любви и тут же прощаюсь. Понимаю, что единственный выход – это прощание. В сентябре уже год, как я ушла, но легче не стало. Принимаю клоназепам. Немного отпускает. Судорожно ищу новые выходы, размышляю, есть ли группы поддержки для людей, переживших разрыв, в СПб.

Мужчины, которые меня окружают, кажутся клоунами. Постные лица, долбоебические характеры, никакой породы, никакого достоинства. Любые встречи с ними заканчиваются для меня уходом в себя с ещё большей силой. Конечно, я думаю, что уже никогда никого не полюблю. На всей планете только с ним я ощущала себя в безопасности, в любви, только он мог гасить мою тревогу. Только с ним я поняла, что значит – любить. Я никогда не встречу ничего подобного. Я почти уверена.

Тело опустело. Дыра. Тремор конечностей. Впереди ещё одна ночь. Огромная квартира, которая стала для меня тюрьмой. Кажется, что я никому никогда не буду нужна. Билет на самолёт стоит 3000 рублей. Это цена того, чтобы он смог попробовать сделать хоть что-то. Но эта история должна заканчиваться.

Высохшие губы. Пустые глаза. Я никогда не испытываю такого. Я никогда к тебе не вернусь. Я всегда буду тебя любить. Я всегда буду тебя ненавидеть. Я всегда буду любить, мне всегда будет больно. Мой любимый.

Мой жизнь – фантом.