Summer-breath.com
awallflower
Хочу сидеть в каком-то открытом пространстве, вроде крыши на Лиговском и писать в дневнике мысли.
0
nightdawn
Язык любви - это мёртвый язык.
0
01062014
Я не уверен, что у меня что-либо получится. Все это не моё и не так. Я чувствую себя постоянно уставшим, когда думаю о работе. Ужасно тоскливо.
0
awallflower
Шарься по лгбт-группам. Найди своего коллегу. Узнай, что он гей. Не знай что с этим делать. Кидай ему в спину взгляды безмолвной поддержки. Выгляди как дура.
0
random
Rabenherz
Жар полуденного солнца отражался от земли и казалось, что воздух вот-вот вспыхнет. Мы были в широком круге, нанизанных на копья черепов. Этот круг был первым из многих. Да и черепа были не человеческими. Даже близко.
Инквизитор стоял напротив одного и задумчиво цокал языком. Затем он обернулся и констатировал:
- Это долина смерти, Мятежник. Кладбище.
- Я вижу. А мы что здесь делаем?
Инквизитор проигнорировал мой вопрос. Меня грубо оттолкнули в сторону. Я удивленно посмотрел на… Существо.
Будучи похожим на двухметрого краба или скорпиона, оно твердо стояло на шести, отливающих зеленым, лапах.
- Да, это хитин - усмехнулся Инквизитор.
Я поднял взгляд выше и всмотрелся в тело, покрытое природной броней и чём -то на подобием тату. Конечности, на подобие человеческих были трехпалыми и сжимали копьё. Существо щелкнуло жвалами и две пары фасеточных глаз обратились в сторону Инквизитора, затем вернувшись ко мне - я почувствовал, что существо извиняется.
А затем я увидел других. Некоторые были и покрупнее этого.
Я быстро сравнил черепа на копьях с черепами существ и оглянулся на Инквизитора.
- Так что мы здесь делаем?
Инквизитор рассмеялся и ответил:
- Когда я стал на защиту воздушных китов, племена в чьих обычиях была охота на них, несколько рпзозлились.
- И?
- И стали охотиться на меня. Я же такой маленький и мягкий. Я не внушаю уважения и страха. - Инквизитор усмехнулся и поправил воротник сутаны. - Сто лет им понадобилось​ осознать свою ошибку. Охота на меня стала традицией. Немногие выжившие стали достойными представителями своих кланов. Через сто пятьдесят лет один из уршур сложил оружие без боя и задал вопрос на который я не смог ответить. В тот день все ушли живыми. И появился новый обычай. Тот, кто сможет задать вопрос на который я не смогу ответить - становился достойным. Поскольку уршуров очень много - у них всего три попытки. Последняя из которых либо вопрос, либо поединок.
- И на сколько вопросов ты не смог ответить?
- На один.
- Интересно, как они разговаривают? - спросил я, хотя на самом деле я думал что же это за вопрос.
- Они телепаты.
- Тяжело ли сражаться с теми, кто знает твои мысли?
- Ничуть не сложнее, чем с теми, кто их не знает. Уршуры знают, что мне доступна память каждого из них. Некоторые нарочно лишали себя её.
- Исход очевиден.
- Верно, Мятежник.
- А что будет сейчас?
- Поединок.
- Насмерть?
- Нет, они уже уяснили урок.
- Один на один?
- Нет. Я не люблю размениваться по мелочам.
- И кто будет считаться достойным?
-Тот кто продержится на ногах до заката.А теперь в сторону, Мятежник. У них кончились вопросы.-
Я отодвинулся и три уршура выступили вперед. Инквизитор кивнул им и они, поклонившись уступили место следующим трем. Действие повторилось. Выражение лица Инквизитора мимолетно изменилось. Действие повторилось в четвертый раз. "Он будет биться с дюжиной" - изумленно подумал я. Но на этом ритуал не закончился. Инквизитор повернулся к третьей тройке и снял сутану. Чудовища вокруг меня защелкали и стали бить копьями о землю.
- в чём дело? - закричал я.
-За триста лет они сумели понять, что я снимаю своё одеяние только тогда, когда у кого-то есть шанс меня ранить. Они приветствуют их, уже как равных.
- А на какой вопрос ты не смог ответить?
Инквизитор рассмеялся:
- У тебя гораздо больше попыток его угадать. - он аккуратно положил свою мантию на землю и дюжина уршуров скрыла Его от моего взора.
blackmiror
В очередной раз утро встретило холодом и пустотой, дело вовсе не в погоде, а в том, что ощущается внутри. Вчера я разговаривала с психологом, она снова советовала записаться к психиатру, понимаю, почему, но не могу найти на это время. Хотя уже пора что-то менять. Мотивация на нуле, поднять себя с кровати почти невозможно, чувствую вялость и слабость, хочется сжаться в клубок и лежать в дальнем углу комнаты.
Мне удалось проспать восемнадцать часов, и совершенно не выспаться. Я разбита, как не знаю что. В голове только беспокойные и немного притупленные мысли о собственной незначительности и слабости. С этим ощущении я успешно ежедневно борюсь, но победа не за мной.
Утро началось почти в одиннадцать, при том, что я и так много спала. Нервно пропускаю экзамен, но даже эти нервы какие-то слабые, будто бы на все смотрю сквозь замыленную призму. На улице серость и нескончаемый дождь, примерно также я себя ощущаю.
Иногда мне кажется, что это дыра поглубже могилы, из которой никак не выбраться, она постепенно засыпается землей, а я отпуская края, соскальзываю глубже.
0
frufru

больше всего утром я люблю оранжевые узоры на стенах, полу, на руках. сегодня солнце рисовала геометрию на постели. такую же полосочку, только лунного света, мы увидели однажды летом, когда поздно ночью вернулись с гостей. тогда на секундочку застыли в коридоре и смотрели.)

но бело-желтый, холодный свет все же не про меня. рассветное солнце, ласкающее меня по утрам, я люблю больше

0
beforesunday
сколько нужно времени, чтобы тебя забыли?

сколько нужно времени, чтобы просто стать именами?

сколько нужно времени, чтобы говорить про любовь к другому, да даже пусть и в другом смысле?

сколько?
и как.
мне больно.
почему меня это так волнует. почему.

"все что было отныне… это имена"
0
robert-sh
неплохой вариант, кстати, никого не любить и жить спокойно, а свои низменные потребности сублимировать с помощью музыки.
0
sh
кам хир лавербой!
Сегодня на арабском читали статью про инквизицию.
Очень интересно, конечно, но нихуя не понятно, эз южл.
Пока разобрались зачем ведьм кололи иголкой, чуть мозги набекрень не стали. Лева, правда, так и не понял бедолага.
Мы, люди опытные, не первый год в арабистике, решили облегчить себе жизнь, но пока искали статью в нете, чтобы не морочиться и закинуть в гугл транслейт, нашли какие то заговоры на любовь алтайской целительницы да отвлеклись и пропустили половину пиздежа дискуссии, которая происходила по теме.
У меня разболелась голова от тугого хвоста и от всего того бреда, который понесся по аудитории, и я решила распустить волосы.
Стащила резинку и встряхнула головой, пальцами немного причесывая пряди.
-Вот, - говорит препод, - о чем я и говорю.
-Шо? - я не сразу врубилась чего от меня хотят, - Я внимательно слежу за беседой.
-Ага, прям вижу как внимательно. Да я не о том. Говорю, что некоторых девушек можно нарядить в бесформенный мешок, заставить ходить строевым шагом и плац мыть, и она вроде как все делает, правила соблюдает. А потом просто возьмет и губы надует или волосами тряхнет, и все. Убила. Потому что никуда не денешь эту скрытую сексуальность, простите за откровенность. Если глаза беспутные, то никуда ты их не спрячешь. Горели бы вы на костре за глаза свои ведьминские.
-Ну приехали, - говорю. Чутка прибалдела и задумалась кто из нас двоих с придурью. Он фантазер или я такая фам фаталь.
Тут Лева-корова, давясь от смеха, начал мне зачитывать самые красочные перлы из наговоров-заговоров. Препод покосился на него недовольно:
-Вас, Лев, тоже сожгли бы наверняка.
-А за шо? Шо такое? От шо я сделал?! Шо за дискриминация!
-А просто так. Вы б там явно были заноза в одном, прости Господи, месте.
Лева насупился и пробубнил еле слышно:
-Пшл нхуй, мудк.
- Мудак, но еще не глухой.
А сама сижу, приосанилась, думаю, что я может еще и ничего себе такая детка.
Но потом зеркало увидела и успокоилась.

Жить стало лучше, жить стало веселее.
up
такой хороший, что аж плохо
0
intro
Иногда мне кажется, что более неприспособленного к жизни и несамостоятельного человека, чем я - в принципе быть не может.
1
kresnik
kalanhoe
мне нравится, как танцуют дети - так, будто их никто не видит.
И нравится, как танцуют взрослые, когда их правда никто не видит.
Это лучшие движения в этом мире, подобные разговору наедине на краю света. Какими бы смешными мы при этом не выглядели.
0