Summer-breath.com
obscurial

очень хочется отстроить себе такую крохотную хибарку и сваливать туда при любой удобной возможности
и чтобы там ни при каких обстоятельствах не ловила сеть

0
purr-purr-purr

дыхание перехватит

1
01062014
Я такая ни на что не годная тряпка, боже.
0
Uncrumble
0
purr-purr-purr
Какой экстаз напялить новенькие белоснежные кроссовки!

Вообще
Если на работе будут считать ебанутой, я не обижусь.
Я только что пришла весело помахивая свиной головой в пакете.
0
Del

романтика пригородных электричек

catcherintherye
памятка
не привязывайся к людям, будь себе на уме. у тебя есть друг - ты сама, главное, не стань врагом себе же. научись ценить себя, научись не жертвовать своими интересами, чтобы угодить другому. научись не болтать много, особенно о себе, о своей жизни. не рассказывай то, что дорого тебе. это важно. научись не ждать многого от людей, зачастую они не оправдывают ожидания. научись не ронять слезы каждый раз, как только тебя обидели. при всем этом сумей не обозлиться на людей, большинство из них ничего тебе не сделали и не сделают.
научись жить в гармонии с собой, и мир заиграет новыми красками.
0
adriana
Ты маленькая девочка в маленькой коробочке собственных страхов и сомнений. Если открыть тебе дверцу – ты, наверное, так и останешься сидеть в коробке, потому что весь остальной мир кажется тебе не менее картонным.
Ты – цветок, который все ждет горшка побольше. Корни разрастаются, переплетаются между собой; тебе ужасно тесно. Но тебе придется самой запачкать руки в земле, сменить горшок или даже поселиться в чьем-то саду. И время уже пришло.
0
Uqalik
Когда в следующий раз кто-то спросит, почему я не сплю по ночам, я невозмутимым тоном отвечу, что работаю внештатным фотографом Луны.
- Приходится подстраиваться под график модели, знаете ли, ничего тут не поделаешь.
0
sdhse
Прорываясь сквозь солнечный свет, сжимая в руке письмо, 03.03 спешить к друзьям на венчание к 15:00. – Это письмо из Новой Зеландии? Далеко забрался. Схватившись варежкой за перила, чтобы повернуть на вторую платформу, я успеваю подумать о том, как хорошо, что я не распечатала конверт, иначе слова рассыпались бы от такой спешки.
Наискосок от меня сидит парень с застывшим взглядом. Смотрит пред собой, но не видит. Он погружён в себя, и вероятно, спит. Если бы я не читала, то тоже заснула бы внутри себя.
Через два ряда, справа у окна сидит другой парень. Его взгляд так же неподвижен, но он смотрит на меня. Смотрит, как на картину — в самую суть. Я же не осмеливаюсь смотреть подолгу и уж тем более улыбаться.
Справа от меня сидит мальчик. Он слушает музыку, которая отсылает меня в 2009 год – прямиком в юность. Перестав играть в телефоне, он начинает постукивать указательным пальцем по экрану. Едва касаясь. Я вспоминаю, что брат хотел пойти на концерт этой группы, и пришлое внутри меня берет будущее за руку. Тропа неразрывна.
Я читаю письмо, дробящееся на мысли, но всё же текучее и густое, как ночь. Мне приходится вчитываться, напрягаться, чтобы расшифровать код чужого сознания. Но вскоре я понимаю, что нужно отпустить штурвал, настроенный на "верный курс" и просто плыть по мыслетечению, не боясь потеряться в нём. «Попробуем?». Я медленно отталкиваюсь от берега и погружаюсь в текучее, густое, как ночь, сознание.

Мальчик засыпает. В его наушниках играет Wake Me When Semtember Ends. Слегка сжимаю его руку. Поворачиваясь, он просыпается. Его лицо укалывает меня беззащитной красотой, от чего я тоже просыпаюсь.

Я иду вдоль вокзала, продолжая сжимать письмо в руке. Уже прочитанное. Мне хочется сжать его ещё сильнее – скомкать и втолкнуть в солнечное сплетение. Чтобы его энергия слилась с моей.
С силой толкаю двери метро и слышу, как из вестибюля доносится музыка. Благодаря чему подземка вдруг становится дворцом, в котором устроен бал. Юноша в джинсовой куртке и маленькой чёрной шапке, покупающий билет в автомате, преображается в принца. Это всего лишь одежда. Он может быть кем угодно. Я ускоряю шаг, и понимаю, что это не бал, но что-то получше – шестеро молодых парней играют на трубах, танцуя при этом и время от времени что-то выкрикивая; седьмой стучит по барабанам. Вокруг них собралась взбудораженная толпа, и тут я уже не мог не улыбнуться. Музыка гремела, грохотала, оповещала людей о чём-то важном – о празднике сегодняшнего дня. Забрав себе один луч, я спустился к поездам.

Мимо проплыли памятники, улицы, неподходящие, чужие церкви. Я замер, вглядевшись в верхнее окно, проглядывающее сквозь ветки. Вошёл в калитку, пересёк двор, поднял ногу над первой ступенью… И вскоре моё сердце сжалось, как пружина, в ожидании начала. Первым вошёл друг жениха – высокий черноглазый брюнет. Своим взглядом он словно очистил пространство от всего неподходящего и скверного. Последующие юноши – второй прошёл чуть быстрее, а третий совсем уж поспешно – завершили начатое брюнетом. За ними зашли подружки невесты – тонкие цветочные феи, будто только что выпорхнувшие из бутонов. Две грани – сила, надёжность, нежность и хрупкость создали сферу. Всё было готово к тому, чтобы её наполнить. Настал черёд любви. Жених зашёл уверенно и красиво, неся пред собой решение. Оно вытекало из его сердца потоком медленной плавной озаряющей энергии. А после наступила тишина. Не было слышно даже ожидания. Что нужно для того, чтобы возникла любовь? Приглашение и скрип двери. Будто ещё боится, но уже в следующий миг она входит так же уверенно и красиво, но неспешно, повинуясь… прекрасная в своём повиновении. Она подходит к нему в ажурном лавандовом платье и говорит: «Я пришла. Я здесь».
Так что же нужно, чтобы возникла любовь? Один лишь момент, чувствованию которого человек порой учится всю жизнь.
«И пока смерть не разлучит нас...».

И пока смерть не разлучит меня с этой жизнью, я буду любить её.
Я буду учиться любить её.

Ощущать обыкновенные дни, как праздники, благодаря или уже без помощи людей-оркестров в метро.
Кататься в эмоциональном аквапарке с самых крутых и обрывистых горок. Наверное, когда-то я всё-таки отважусь. «Я не катался с таких горок. Боялся».
И открывать двери перед лицом страха — говорить правду, просить о. помощи, принимать даже её отсутствие. Но обещать себе больше ничего не просить. Погасив панику, встать с кровати, прислушаться к тишине в телефонной трубке и коридоре, спросить: «Ты молчишь, хотя слышишь меня?», и открыть дверь в темноту.
0
swamprunner7
absolute
и ты сидишь, сидишь себе спокойно
и в один момент осознаешь
что вот оно то самое - двадцать уже относительно давно
а с тобой происходит как раз то, чего ты больше всего всю жизнь боялся
пустота поглощает тебя, не оставляя за собой ни единого шанса на то, что зовется "нормальной жизнью"
разменян второй десяток
а у тебя - ничего, ничегошеньки
кроме кошки, красивых губ и огромных карих глаз
первых мимических морщин и непроходящего кашля
кучи зависимостей, психологических травм
поверхностных знаний о том, о сем и того, что кто-то зовет "умением красиво выражать свои мысли"
и никакого представления о том, что делать дальше
никаких тебе планов, начинаний
желаний, мечт
страшнее всего не тогда, когда страдаешь
страшнее - когда внутри ничего нет, когда ничего по-настоящему не чувствуешь
эмоциональный блок, атрофия восприятия
когда жить во сне тебе нравится больше, чем в реальности
и я совсем не знаю, как дальше быть

2
nature-of-inviting

«

...если вы пишете без упоения, без пыла, без любви, без радости, вы только наполовину писатель. Это значит, вы постоянно коситесь одним глазом либо в сторону коммерческого рынка, либо в сторону авангардной тусовки, и перестаете быть собой. Вы себя даже не знаете. Потому что писатель обязан быть прежде всего одержимым. Его должно лихорадить от жара и восторга.»
— Р.Брэдбери "Дзен в искусстве написания книг"
0
gokai

«Spirited Away», dir. Hayao Miyazaki

random