Summer-breath.com
peace
мой дорогой, мой родной, хороший,
сколько ещё пути?
до смерти сердцем к тебе приросшая,
я боюсь захотеть уйти.
0
romb
Сначала ты боишься проявить креативность и находчивость, а потом удивляешься, почему результат как у всех.
0
Uqalik
Стерильные футуристичные стеклянные коридоры, расходящиеся в горизонтальных и вертикальных направлениях. Стекло прозрачное, но затемненное, темно-синее. Коридоры состоят из больших просторных кубов (примерно 6х6 м), которые соединяются друг с другом, и освещаются очень тусклым фосфоресцирующим светом тонких продолговатых ламп, встроенных в стыки ребер кубов друг с другом, где-то -белым, где-то - синим, где-то - зеленым. Верхние коридоры видны через стекло на потолке и полу, через одинаковые промежутки пространства встречаются вертикальные коридоры, по которым можно перемещаться вертикально по этажам. Но ограниченно, потому что на разных этажах вертикальные переходы совсем необязательно находятся друг над другом, как правило один переход охватывает собой не более 10 этажей (вероятно, это сделано для того, чтобы если человек упадет, он не летел бесконечно). Переход по этажам осуществляется с помощью стеклянных платформ, плавно и неспешно передвигающихся между ними, когда человек подходит. Если идти по коридорам, в которых ничего не происходит, можно слышать совсем тихое гудение ламп и свои величаво звенящие, расходящиеся эхом по стеклу шаги. Что может происходить в коридорах? В них могут происходить другие звуки: первый звук, который я услышала, идя по коридору, был шум летнего ночного ветра в листьях. Если продолжать идти дальше, он равномерно затихает. На одной из стеклянных стен я увидела отражение колыхающихся крон и зеленые уличные фонари, а еще - железные прутья старого балкона. Разумеется, отражаться было нечему. Пару сотен кубов назад меня встретила Lacrimosa Моцарта. Звук был очень-очень тихим, поэтому, когда я стала отстукивать ее по стене пальцами, я делала это подушечками, а не ногтями. А в центре того же куба, в котором я стою - обреченная пара людей танцует под нее вальс, они движутся очень меланхолично и утрированно-грациозно, оба в темных бальных костюмах. Такого в моей жизни не было, но наверняка было в фантазиях. Ах, да. Я, за все время, пока нахожусь здесь, не встретила ни одного видимого твердого материального объекта, кроме стекла и ламп. Пара - голограмма, хотя я называю их призраками. Таких голограмм здесь не то чтобы мало, хотя просто звуки встречаются чаще. Меня, как бывшего любителя классики, во время моих стеклянных прогулок она подстерегает достаточно часто, гораздо чаще, чем звук бегущих кошачьих лап. Эти моменты прекрасны, потому что эта музыка не давит ассоциациями моего опыта. Я никогда не цепляла к таким сложным правильным вещам свои простые мимолетные ощущения, они были куда выше и свободнее. В этих участках коридора я тоже свободна.
Как-то я иду и слышу заразительный смех мамы. Она перестает смеяться и веселым убеждающим тоном продолжает говорить. Я буквально слышу, как вьются ее кудряшки и проворно двигаются руки.
Как-то, зевая, гуляю и вижу себя, сидящую в кресле (судя по всему, транспортном), причудливо изогнув голову назад и в сторону. Я думала, что-то должно было произойти, но картина почти не менялась минута за минутой. Потом я поняла, что пыталась выследить звезды, которые терялись из-за облаков и отражений в стекле автобуса. Это был не слишком важный, но регулярно вызывающий досаду факт моего существования - в городском небе экономически развитых поселений не было того, что было у людей до нас тысячелетиями.
Как-то мне удалось даже зафиксировать запах. Один единственный раз. Знаете, что это был за запах? Запах осени, о котором все говорили, но который я никогда не слышала, пока однажды он мне не приснился.
Я дописываю это устное письмо, сидя недалеко от куба, где играет композиция из фильма про одинокого фанатичного криптографа, который я смотрела в юности, несколько десятков лет назад. Она больше подходит для того, чтобы ее слушали днем, но тут, как вы понимаете, вечная ночь. Я включаю в письмо лишь пару зарисовок, стараясь схематично набросать то, как я сейчас живу. Если у вас есть некоторое представление о том, что может включать в себя человеческая память, то вы поймете, что я не включила в рассказ множество тоскливых засасывающих образов, поджидающих меня порой в коридорах, и наносящих мне раны своим новым смыслом, который неизбежно имеет все то, что мы считаем давно понятым. Это место - что-то вроде музея моей собственной памяти. Я постоянно спрашиваю себя: неужели целая бесконечность - лишь для меня? Может быть, если зайти достаточно далеко, коридоры прекратятся или опустеют, или я встречу кого-то другого, или все начнется сначала? Или сейчас я создаю новые воспоминания, которые заполняют пространство, и так до бесконечности?
Не подумайте, что я хочу, чтобы меня спасли. Я знаю, что люди отсюда обратно не возвращаются, да и мне тут неплохо. Все, что я хочу - это кому-то рассказать, поделиться впечатлениями, приобретаемыми от созерцания старых впечатлений. Это письмо, которое я наговариваю кубическим стеклянным стенам, сидя на полу, прислонившись спиной к стене - первое, что я произвела за долгое время. Возможно, оно никуда не дойдет, но это не столь важно. Но если дойдет, то знайте - каждое воспоминание прекрасно, когда ты здесь. Иногда прекрасно и жестоко, иногда прекрасно и холодно, и сыро, незначимо, но каждое - произведение искусства. Мне кажется, что этому месту не хватает большей визуальной степени вовлеченности, как будто оно щадит своего домочадца от чрезмерных эмоций. Я вспомнила, как считала, что ощущение момента может стать отдельным видом искусства. Что я подразумеваю под моментом: некоторые его стороны во время моей жизни в нашем мире могли быть искусственно изображены в реальности, такие как визуальная, звуковая и даже тактильная. Но то, о чем я говорю, включает еще и субъективные ощущения воспринимающего этот момент. Вроде как карта памяти, прилагающаяся к виртуальной реальности, на которой записан кто-то, кто мог воспринять момент свежо и оригинально, как следует. В играх, в которые я когда-то давно играла от удушающего переизбытка времени, все внимание было уделено действиям, в то время как наибольшее удовольствие игра могла мне доставить в какой-то совершенно не насыщенный событиями момент, вроде правильного совпадения картинки, звуков, ощущений.

Я прощаюсь, потому что мне надоело слушать Деспла, надо передвинуться куда-то еще. Возможно, я смогу лучше сформулировать свою последнюю мысль к следующему письму, мне кажется, что она имеет смысл.
1
kathieee
воспоминания.
Словила себя на мысли, что хочу проснуться вновь шестнадцатилетней.
Получить с утра от мамы знатных "затрещин" из-за позднего возвращения домой и потом, укутавшись в её теплые, но суровые объятия говорить до самого вечера.
Оказаться у бабушки на даче среди целого сада клубники и астр.
Закурить свою первую сигарету, прячась от сурового отца и получить по рукам за баловство.
Проснуться без памяти влюбленной и мчать на своё первое свидание.
Умирать от неразделенных чувств и думать, что мир рухнул, но вновь и вновь просыпаться с трепетом в душе и тягой к первым лучам солнца.

Мама, ставь чайник - я еду.
architect
В последнее время поражаюсь простой и старой, как мир, истине: всё, что нужно, иной раз находится прямо под носом. Частенько я возлагала надежды на определенных людей, ибо для воплощения моих задумок мне, как правило, нужна компания. И я находила нужные ресурсы совсем не там, где ожидала их найти. Я пинала ногой камни, когда рядом была более гибкая материя, лёгкого прикосновения к которой достаточно, чтобы она воспарила в воздухе и устремилась в нужное направление.
Я бесконечно счастлива, что рядом есть люди, которым достаточно идеи, чтобы их голова начала работать над воплощением, а глаза загорелись безумным огнем. Я не хочу тонуть в болоте и славно, что для того, чтобы сорваться достаточно одного простого слова.

«Пошли».
0
acedia

никто так больше не может, как том.

0
ptomaine
0
inzori
Люди сами воздвигают стены вокруг себя. Застывать у них и ловить выражение скучающего высокомерия на чужих лицах в последнее время стало для меня чем-то привычным. И отчасти болезненным, потому что именно сейчас Вселенная, словно смеясь надо мной, столкнула меня лицом к лицу с людьми, которые этих границ не ставят. Теперь я вижу, как может быть. Как иногда бывает. Я творю глупости, и мне хорошо.

Что, если нет никакого прошлого и будущего, никаких рамок, условностей; человек - это мысль, на мгновение промелькнувшая в его голове… Освещать темноту друг друга вспышками одномоментных мыслей, эмоций, решений - и есть взаимодействие, лишенное субординации и границ?

Хочу стереть из своей головы понятие время, подойти и обнять их всех, ощутить хрупкость ускользающего мгновения.

Но нельзя. Воздвигают стены обе стороны. Сейчас я - вспышка, факел. Но что творится в чужой голове?

Мне приходится играть в надоевшую игру по чужим правилам. Но забудь их, сотри, заставь стену рухнуть с твоей стороны тоже.

И я последую за тобой. К тебе. Ко всем вам.
0
adevar
Ей совершенно не нужно быть красивой, чтобы быть восхитительной.
1
burton
Я не хочу быть с тобой
Я никогда не знал, каково это — быть брошенным. А теперь знаю. Но, конечно, лучше бы не знал никогда. Это как если бы жизненно важный орган выдрали из тела и бросили на землю. Ты бессильно смотришь на него, а прикоснуться не можешь. Это когда ты не можешь есть, пить, думать о чём-либо кроме того, что твоя любовь больше не нужна тому человеку, ради которого ты живёшь. И жил все эти годы. Моя любовь — это частичка всего светлого и хорошего, что во мне осталось. Частичка того мальчика, который когда-то завёл этот тлог. Частичка Бога на земле. Та радость, которую дарит мне моя любовь и есть Бог. Только я своей любви радости не дарю больше. Я даже не знаю, прочитает ли она это, интересен ли я ей так же, как она интересна мне. Мне просто нужно высказаться. И если ты читаешь это, Со, то я это не для тебя пишу, а для себя, скорее. Просто не могу держать это внутри.

Это чувство, будто из тебя дементоры высосали всю радость. Будто бы не осталось внутри ничего, что поддерживало во мне жизнь всё это время. Остался только пустой скелет с бьющимся сердцем и никому не нужной любовью. У меня столько мыслей в голове, я постоянно прокручиваю диалоги с Со, я постоянно думаю о том, что мог бы сказать, что следовало бы сказать, что хочу сказать. Я зарываю себя в своём самокопании. Я вернулся туда, откуда так долго бежал. И для этого всего, оказывается, нужно было лишить меня того, что было смыслом всей моей жизни и моего существования. Верно говорят, что только потеряв мы осознаём важность и ценность того, что имеем. Но теперь ничего не поделаешь. Остаётся лишь только работать над собой, в надежде, что самого себя мне будет достаточно до конца жизни. Только я знаю, что не будет. Другую такую я не найду никогда. Другую не такую мне не надо. Я не вижу ни себя рядом с другой девушкой, ни кого-либо ещё рядом со мной. Все мои мечты разбились вдребезги в одночасье. Хотя нет, не в одночасье, конечно, просто всё так стремительно для меня было. Это, как ни странно, отзывается вполне физической болью в моём огромном сердце, которое как обычно содрогает всё моё тело. Я пытаюсь взять себя в руки, но как это сделать, когда ты не можешь сказать человеку которого любишь о том, что ты любишь его больше всего на свете?

Мне всегда казалось, что у меня полно друзей. И я взахлёб им рассказывал о том, какая у меня прекрасная девушка. Всегда. Каждый раз. А вот мы то, а вот мы это, а она вот это. И теперь я понимаю, что я никому не могу доверить своё горе. Что нет у меня друзей. Что единственный мой друг, моя… девушка. У меня язык не повернётся назвать её бывшей. Я не понимаю, как это — любить не навсегда, потому что пятая часть моей прожитой жизни связана с ней. Моя первая настоящая любовь — это она. Мой первый настоящий поцелуй — это она. Мне хочется, чтобы это всё было просто кошмаром. Чтобы я завтра проснулся и всего этого не было. Чтобы всё было как раньше, только я был бы более чутким к ней. Менее инфантильным. Более серьёзным. Меня просто разрывает наизнанку несмотря на то количество успокоительного, которое сейчас во мне. Я захлёбывался слезами четыре года назад, когда её отчим выгнал меня из их дома, но я не могу этого сделать сейчас, потому что я просто разучился плакать. А может, потому что внутри так пусто, как никогда раньше. Будто это чёрная дыра засасывает все мои слёзы и эмоции, оставляя лишь теплоту, любовь, тягу к моей любимой и невероятной девушке.
Если вдруг это кто-то прочитает, то пожалуйста, будьте внимательнее к тем, кого вы любите. Иначе вы рискуете познать то, что познал сегодня я. Моё счастье, моя радость, моя жизнь, моя судьба, моя любовь, моя надежда, моя мечта, моя неповторимая и просто самая лучшая на свете девушка отказалась от меня после четырёх с половиной лет вместе. Но я обязательно возьму себя в руки и докажу, что она не зря меня любила, что я способен измениться к лучшему, что я смогу вновь стать интересным для неё. Мне не хватит слов, чтобы описать всё то, что я чувствую, чтобы выговориться, чтобы хоть как-то выплеснуть свои эмоции, потому что нет рядом человека, который меня поддержит. Который меня поймёт. Который меня успокоит и скажет, что всё наладится. Но я помогу себе сам. Теперь вся моя жизнь — я сам. И если я сам стану лучше, то, возможно, когда-нибудь она снова полюбит меня той любовью, о которой она мне говорила каждый день. Той, которая каждый день становилась всё больше и больше, пока однажды не лопнув, не превратилась в чёрную дыру в моей груди.

Прости меня, любимая Соня. Я люблю тебя.
2
barabulka
Итак, представим стандартную ситуацию: вас укусил преподаватель механики. Что делать?

• Во-первых, не сопротивляйтесь, ради бога, преподаватели этого н е л ю б я т.

• Во-вторых, постарайтесь всем телом и характером сымитировать студента, уже провалившего сессию. Лектор, действующий инстинктивно, сразу потеряет интерес к вам, оставит пару колкостей и примется за другого.

• Если предыдущий метод не сработал, используйте это: смотрите в глаза преподавателю, истошно повторяя: «павел иваныч, ну я учил, честно учил, просто занервничал». Неопытный Павел Иванович в таких ситуациях часто ослабевает хватку, дав возможность отдышаться и повторить курс от изобретения колеса до квантовой механики.

• В-третьих, старайтесь не злить хищника. Попробуйте подкормить его коньяком и конфетами, однако старые представители могут отобрать приманку, сжав хватку сильнее: мясо студента куда вкуснее и привлекательнее.

• В-четвертых, показывайте свою силу. Хмурьте брови на лекциях, рычите на семинарах, покажите, что вы не больной студент, легкая жертва, а настоящий боец с золотой зачеткой. Вероятно, вас даже автоматом обойдут, побоявшись связаться.

И помните: если вы услышали от преподавателя: «а я вас на парах не видел», считайте, что у вас нет надежды на выживание.
1
Uqalik
Эмоции хороши для творчества, а для унылой системной работоспособности - нет.
2
Polaris

1748 m

Frecklesmile
0
acedia
в дверь постучала какая-то студентка, решил пойти открывать в том, в чем и сидел - трусах и футболке.
потом понял, что я буду смотреться не как сексуальный незнакомец, а как большой лебовски.
0