Summer-breath.com
анорексия
mariaheilig
Снова-заново.
И вроде бы как мне пора готовиться к экзаменам, но нет. Вместо этого я решила возобновить блоггерство, которое я забросила полтора года назад.
Будучи одиноким волком в реальной жизни, я жила интернетом, где изливала свою душу в постах на тему безответной любви и желания свалить из своего города-клетки.
Из города я уехала.
Безответная любовь отпустила после того, как я нашла реальную взаимную.
Но при этом обрела целый ворох проблем, который я разгребаю до сих пор. Расстройства пищевого поведения, депрессия, легкая степень шизофрении… Они тяжким грузом лежат на моем сердце и насквозь пронизывают мою жизнь. Это не попытка выделиться и показать себя особенной, нет. В этом и есть цель этого блога - деромантизировать психические расстройства и показать, что в них нет ничего красивого. Это мрак, беспробудный мрак, из которого выбраться сложно даже при помощи медикаментов, визитов к психиатру и поддержки близких.
Хотя не все близкие знают обо мне всю правду. Возможно, в этом и есть причина того, что я не могу выбраться из этого болота. По крайней мере, так говорят родители, которые живут в другом городе - и, возможно, именно из-за расстояния лучи их поддержки доходят до меня наполовину погасшими.
Они-то все обо мне знают. Это ведь именно они обманом выманили меня в родные края, чтобы лечь там в клинику два года назад.
В середине первого семестра сценарного в 2014 году мой вес составлял около 40 кг при росте 172 см, и мне было физически сложно ходить на учебу. Я едва могла отсидеть одну пару - а потом возвращалась обратно в хостел, который тогда был моим пристанищем, чтобы смотреть фильмы и пить, пить, пить. Сначала кофе, а ближе к вечеру - алкоголь. Сюжеты тех фильмов я уже не помню - помню лишь дикий голод, абсолютный и всепоглощающий. Но нет, я ела. Ещё как ела. За раз я могла умять бургер с картошкой и луковыми кольцами, запить это все молочным коктейлем, а после скушать на десерт шоколадку. А потом побежать в туалет, чтобы избавиться от съеденного.
Я была истощена и физически, и морально. Все чаще я закатывала телефонные истерики родителям - и по пьяни, и не по пьяни, но в основном - по безденежью.
Они думали, что я сижу на наркоте. А я лишь была ебаной анорексичкой с приступами булимии и постоянным алкоголизмом.
В итоге они предложили мне "съездить домой, чтобы отдохнуть". Как выяснилось по прибытии, под этом подразумевалось прохождение лечения в клинике.
В клинику я отправилась на следующий день после приезда. После бессонной ночи - да, другой моей проблемой тогда была голодная бессонница. Помню, как той ночью бродила по продрогшему поселку и курила одну за одной - до головокружения и онемения всего тела, но не сознания.
Я не помню, о чем я тогда думала. Наверное, о жалости в глазах родителей и о том, что подвела их.
Я видела, что им больно, но ничего не могла поделать с этим. Словно худоба была мне важнее, чем счастье родителей. Чем мое счастье. Тогда я ошибочно полагала, что моё счастье заключается в худобе, а не в гармонии с собой.
Первый визит в клинику был ознакомительным. Тогда психиатр поставил мне вопрос в лоб:
- что тебе важнее - худоба или жизнь?
Жизнь, ответила я. Ибо тогда я ещё жила мечтой о том, чтобы стать режиссёром. И поэтому серьёзно испугалась того, что эта мечта может сломаться из-за мании похудения.
В итоге она сломалась во время "второй волны", которая накрыла меня спустя год.
Но тогда я испугалась, сильно испугалась. И уже дома вместо творога на ужин я начала есть. Сыр. Обычный сыр, не санкционный ныне пятипроцентный "Valio". И этот сыр был моим первым шагом к выздоровлению.
Но спустя год все снова сломалось.
hungryghost

Девочки, которые сейчас лечатся от РПП, обычно пишут о том, что восстановление делает их счастливыми и меняет жизнь в лучшую сторону.
Пожалуй, я сломала эту систему.
От рекавери мне ещё хуже. Хотя бы потому, что теперь я растеряла последние крупицы гармонии с собой. Да, я и раньше не особо её испытывала, но теперь все стало только хуже.
Ко мне снова вернулось то ощущение, словно я живу в каком-то плохом и до неприличия затянутом фильме, и больше не могу контролировать свои мысли, поступки и окружающий мир. Как будто теперь за них отвечает съемочная группа, неадекватность которой зашкаливает. Иначе как ещё объяснить то, что мне тяжело находится в обществе из-за того, все вокруг кажутсямне худее меня, и на фоне их я чувствую себя ничтожной? Настолько ничтожной, что хочется поскорее спрятаться от них в коконе своей квартиры на крайнем севере города.
После набора веса я стала чувствовать то, что я не могу заставить себя что-либо сделать. Заняться рисованием, перестать есть после наступления насыщения, взяться за основы науки о языке, подойти к преподу за темой доклада, да и вообще пойти в универ. Но… все равно в последнем нет смысла.
Дело в том, что я присутствую на парах лишь физически, а вся информация проходит мимо меня. Думаю, это связано с тем, что мне неинтересно… Блять, да с тем, что меня тошнит от этого универа и от этой филологии. Вообще, моя беготня по специальностям - это отдельная тема.
Изначально я хотела стать режиссёром, но вместо этого поступила на журналиста в том же универе - неопытная девочка из провинции, я не потянула вступительные испытания в вузе северной столицы. Но мечта о режиссёрском не умерла; летом, так и не сдав до конца сессию, я предприняла попытку поступить на режиссёра заново, но… Да, снова неудача. Но тогда я подала документы ещё и на сценариста - и смогла на него поступить. Так что моя мечта о киношной специальности все-таки сбылась.
Но и учеба там оказалась недолгой.
Потому что к середине третьего семестра я извела себя похудением настолько, что физически не могла ходить на пары, а морально - выполнять задания по написанию сценариев. Как за год до этого, только еще хуже - в 2014 я могла писать.
Стереотип "голодного художника, может быть, романтичен, но ложен, ибо время голода ты можешь думать только о голоде.
И я решила сдаться и уйти. О чем сейчас жалею.
Тогда у моего парня практически открылись глаза на то, что меня надо спасать. Что он и начал делать.
Помню, как мы ели роллы, самые вкусные роллы в моей жизни, но… на ужин. Роллы на ужин. Мне тогда хотелось есть, очень хотелось, и я разрывалась между пониманием того, что мне нужно есть, и мыслью о том, что роллы на ужин есть нельзя. Помог алкоголь - от пары бокалов вина я расслабилась и поняла, что имею право есть что хочу и когда хочу. И съела эти роллы, пусть даже с лёгким чувством вины.
Но потом ко мне снова вернулись тяжёлые мысли. Я поняла, что сделала - съела углеводы на ужин - и начала тихо паниковать и даже думала о том, чтобы сымитировать отравление и пойти в туалет, чтобы почистить желудок. Но… меня остановил взгляд парня. Я видела в его глазах облегчение и счастье от того, что я все-таки начала есть. И спустя пару часов мы пошли спать.
Только мне не спалось. Я думала об этих гребаных углеводах, которые, будучи сьеденными на ночь, обязательно уйдут в жир.
А на следующий день я устроила разгрузочный день на кофе с молоком.

hungryghost

Этот блог я завела ещё давно, но сейчас наконец созрела для того, чтобы испортить его идеальную чистоту первым постом.
Привет, меня зовут Мария, и мне 20 лет. И последние годы я только и делаю, что борюсь со своими внутренними демонами, имена которым - расстройства пищевого поведения и шизофрения. Это не попытка выделиться и показать себя особенной, нет. В этом и есть цель этого блога - деромантизировать психические расстройства и показать, что в них нет ничего красивого. Это мрак, беспробудный мрак, из которого выбраться сложно даже при помощи медикаментов, визитов к психиатру и поддержки близких.
Хотя не все близкие знают обо мне всю правду. Возможно, в этом и есть причина того, что я не могу выбраться из этого болота. По крайней мере, так говорят родители, которые живут в другом городе - и, возможно, именно из-за расстояния лучи их поддержки доходят до меня наполовину погасшими.
Они-то все обо мне знают. Это ведь именно они обманом выманили меня в родные края, чтобы лечь там в клинику два года назад.
В середине первого семестра сценарного в 2014 году мой вес составлял около 40 кг при росте 172 см, и мне было физически сложно ходить на учебу. Я едва могла отсидеть одну пару - а потом возвращалась обратно в хостел, который тогда был моим пристанищем, чтобы смотреть фильмы и пить, пить, пить. Сначала кофе, а ближе к вечеру - алкоголь. Сюжеты тех фильмов я уже не помню - помню лишь дикий голод, абсолютный и всепоглощающий. Но нет, я ела. Ещё как ела. За раз я могла умять бургер с картошкой и луковыми кольцами, запить это все молочным коктейлем, а после скушать на десерт шоколадку. А потом побежать в туалет, чтобы избавиться от съеденного.
Я была истощена и физически, и морально. Все чаще я закатывала телефонные истерики родителям - и по пьяни, и не по пьяни, но в основном - по безденежью.
Они думали, что я сижу на наркоте. А я лишь была ебаной анорексичкой с приступами булимии и постоянным алкоголизмом.
В итоге они предложили мне "съездить домой, чтобы отдохнуть". Как выяснилось по прибытии, под этом подразумевалось прохождение лечения в клинике.
В клинику я отправилась на следующий день после приезда. После бессонной ночи - да, другой моей проблемой тогда была голодная бессонница. Помню, как той ночью бродила по продрогшему поселку и курила одну за одной - до головокружения и онемения всего тела, но не сознания.
Я не помню, о чем я тогда думала. Наверное, о жалости в глазах родителей и о том, что подвела их.
Я видела, что им больно, но ничего не могла поделать с этим. Словно худоба была мне важнее, чем счастье родителей. Чем мое счастье. Тогда я ошибочно полагала, что моё счастье заключается в худобе, а не в гармонии с собой.
Первый визит в клинику был ознакомительным. Тогда психиатр поставил мне вопрос в лоб:
- что тебе важнее - худоба или жизнь?
Жизнь, ответила я. Ибо тогда я ещё жила мечтой о том, чтобы стать режиссёром. И поэтому серьёзно испугалась того, что эта мечта может сломаться из-за мании похудения.
В итоге она сломалась во время "второй волны", которая накрыла меня спустя год.
Но тогда я испугалась, сильно испугалась. И уже дома вместо творога на ужин я начала есть. Сыр. Обычный сыр, не санкционный ныне пятипроцентный "Valio". И этот сыр был моим первым шагом.
Примерно такими же словами я рассказала все своему парню при нашей первой встрече. Опустив часть про булимию, тему которой я решила не поднимать вообще.
Это его не испугало. И тогда я поняла, что мы должны быть вместе.
Но я так и не рассказала ему всей правды. Возможно, это и мешает моему полному выздоровлению, но я лучше сдохну, чем расскажу ему все, как есть.
Так что убежищем для моих мыслей пока станет этот блог. Продолжение следует.

rebelrebel
Психология булимии. Часть 2.
Худеть я начала в 15 лет. До этого были попытки, но они ни к чему не приводили. Сначала ограничение мучного и сладкого, потом ограничение количества еды, все меньше и меньше. Результат, был, но медленный. Мне было этого мало. Постоянные срывы заставляли чувствовать вину, ненавидеть себя. Эта ненависть становилась все сильнее и вскоре поглотила все мои мысли. Я толстая. Жирная. Корова. Я должна похудеть, должна доказать им всем, что могу быть красивой.
Проснувшись однажды утром, я поняла, что вообще не должна есть. Ведь чем меньше я сьем, тем быстрее добьюсь желаемого результата. Такая отвратительная толстуха, как я просто не имеет права даже думать о еде. Голод не отпускал меня до вечера, но следующим утром весы показали минус один килограмм. С этого дня моя жизнь изменилась навсегда. На пороге стояла она. Анорексия. Мне же оставалось только впустить ее и очень скоро она заняла все мои мысли.
rebelrebel
Психология булимии, моя история-начало.
Привет. Меня зовут Настя, мне 19 и я хочу рассказать вам историю девочки, которая всего лишь хотела быть нормальной.
Вы когда нибудь задумывались, какова цена красоты? Многие из нас идут на крайности, чтобы выглядеть лучше. Но только значит ли это, что они действительно станут от этого лучше? Чисто по человечески лучше. Ответ очевиден-нет, не значит. Но почему же тогда так часто мы судим людей по их внешности?
С самого детства я была полной. До определенного момента, я этого не осознавала и это не коим образом не мешало мне радоваться жизни. Проблемы, как и у многих детей с подобной проблемой начались в школе. Люди, как известно, злые. А особенно дети. Постоянные оскорбления, унижения, отсутствие друзей, даже учителя не стеснялись указывать мне на мой вес. К двенадцати годам у меня осталась лишь одно желание-похудеть.
Но еда была как злейшим врагом, которого я винила во всех своих бедах, так и единственным удовольствием и способом хоть немного почувствовать себя счастливой. Хотя нет, еще была мама, приезжающая ко мне раз в неделю. Иногда она забирала меня на выходные и это был настоящий праздник, в эти моменты я не думала ни о своем весе, ни о еде. Я не отходила от нее ни на шаг, вдыхала аромат ее духов, а когда она ложилась спать, забиралась к ней под одеяло, и счастье захлестывало меня, унося куда то очень далеко от всех моих детских проблем.
Однако, в остальное время между скандалами с бабушкой и издевательствами одноклассников единственной радостью было вкусно поесть. Бабушка же, зная о моей страсти к еде, частенько наказывала меня, лишая ужина или обеда. Так продолжалось до 12 лет. А потом нечто, так долго не дававшее о себе знать, начало пробиваться наружу. Тогда я еще не знала, что название этому "нечто" -булимия.