Summer-breath.com
а вдруг получится
stable-isotope
Сегодня мне была подарена суровая, но прекрасная возможность посмотреть на очередную задачу развития, которую до этого мне не удавалось решить очень долго. Да что там решить — даже правильно поставить.

Иногда такие задачи связаны с прошлым, а не с будущим, и почти всегда это очень больно. И вот наконец…
stable-isotope
Вчера очень круто посидели на стажухе у ИВВ. Жаль, что потом ещё только два раза.
Надо будет найти человека и попроситься под наблюдение. Только это когда немного окрепну, а то, чего доброго, ещё всё развалится. В организационном плане.
stable-isotope
Факты, факты, факты. Я всегда стремлюсь опираться на факты. Это спасало меня полгода назад; должно быть, спасёт и теперь.

Я будто в тяжёлом сне и не горю желанием просыпаться. Брожу по кромке страха, не шагая за пределы. Даже прокрастинирую не потому, что мне трудно или надоело заниматься своей работой (хотя это переливание чистейшего оксида водорода из сосуда в сосуд реально достало), но потому, что так я могу защититься, заслониться от того, что должно происходить после.

мне страшно. Страшно так, что подкашиваются ноги, а рука сама тянется за фляжкой с коньяком. я, к своему радостному удивлению, всё ещё ненавижу алкоголь, но это мой единственный надёжный способ вырубить себя и не чувствовать этого страха.

Нет, я не буду сегодня пить. Просто мне слишком страшно. Страшно ещё и от самого страха. Вдруг он предостерегает меня от той сферы, куда мне действительно не положено лезть? Я пытаюсь двигаться вперёд на негнущихся ногах, перед глазами рассеянно мелькает закат над Невой и стрелка В.О. - но как мне понять, не морок ли уже одно это? Изначальная идея принадлежала мне как человеку, находившемуся совсем в иных социально-бытовых условиях, чем я сейчас.

Я не хочу пить. Но я хочу принять то, что мой привычный мир, который строился и видоизменялся годами, скоро рухнет в одночасье. Не будет больше тех мыслей и настроений, которые питали меня годами. Не будет блеска в глазах. Будет хрустальная витрина. Тиски. Ни одного лишнего жеста. Ни одной живой эмоции… страшно. Вот чего я боюсь: того, что опять у меня отберут меня. И того, что я не представляю собой ничего стоящего, поэтому просто проявляться - будет недостаточно. Вообще, тут целый пласт, который думать и думать.
stable-isotope
В голове продолжают плавать обрывки мыслей, как морковка в супе.
Разобрать вещи.
Читать буржуйские статьи.
Поднять штуку баксов за весну.

АААААААААААААААА
stable-isotope
В голове ни единой мысли, кроме обрывков питерских планов. Не хочу всю жизнь прожить у себя "на раёне". Не моё. Более того: даже осесть, когда стану постарше, хотелось бы не там. Не знаю. Не могу. Скучно. Какая-то удушающая, адская окончательность. Нет, спасибо.

Надо прочесть "Идиота", раз уж привезла его домой с той квартиры. Годами не могла осилить конкретно это произведение. Карамазовых — и то пожалуйста, страшно сказать сколько лет назад. А тут…

Надо, кстати, разобрать все вещи, чтобы можно было, если что-то выгорит с осенью, уезжать налегке. Да и давно пора уже это сделать.

Но самое главное — нельзя терять фокус на работе. Категорически нельзя. Моя задача — войти в свою ведущую деятельность, а не просто срубить бабок, чтобы уехать в Питер. Потому что при таком раскладе собственно Питер в конечной перспективе теряет смысл.
stable-isotope
Операция "Белые ночи". Она же — "генеральная репетиция парада". Боже. Я счастлива.
stable-isotope
Мне сегодня было очень страшно.

Я прикоснулась к мечте, которой я живу уже скоро два года как. Да, в моём исполнении это звучит как плохая клоунада. Впрочем, во многом вся моя жизнь может сойти за эту самую клоунаду.

Страшно — как при встрече с судьбой.

Страшно, что я обозналась или идеализирую. Страшно, что не примут другие (благо, в этом пункте меня волнует конкретно техническая сторона вопроса, а не чьи-то условные вздохи, закатывания глаз и цоканье языком). Страшно, что моя жизнь изменится до-основанья-а-затем. Хотя не последнего ли я, в конечном счёте, ищу?..

Страшно, что это — оно.
И что не оно — тоже страшно.

Но сам опыт был очень интересный. Будто электричество. Давно такого не было.

Ах, да. У меня же теперь есть план. Июнь, шесть дней, тридцать две тысячи. Вот это вот всё.
Ещё нужно копить на осень, помимо этого. Короче, как-то сложно оно всё. Но деньги — теперь я уже знаю — самое простое. Труднее решиться и организовать всё это. Но и это возможно.

Итак. Пристегните ремни, господа.