Summer-breath.com
sloth
DeadLero
Мне будет проще простить, ежели признаешь, признаешь хотя бы раз. Время не обязано лечить то, что должно творить руками причастных. Не говори, не говори мне снова и снова о минувшем времени, не нужно прятаться за годами. Это не достойно.
Подумай. Достойна ли ты шага навстречу, теперь, когда время не лечит. Времени на встречу у нас уже нет. Ты говоришь как это больно. Да, дети уходят. Уходят их если прогнать. Тебе ли не знать?
И если не хочешь, запомни, не стоит жизни давать просто так. Мой мир не игрушка. Твой мир теперь это только твоя вина.
DeadLero
-А если бы этот мир и правда был на грани гибели… С кем бы ты предпочел сидеть на обрыве и смотреть, как всё исчезает?

-Я… предпочту избавить всех важных от подобного страдания. Я буду помнить, пока они будут спать.
DeadLero
Если ты вдруг понял, что погружаешься в безумие - задержи дыхание, не закрывай глаза.
DeadLero
У каждого из нас бывает время, когда надоедает абсолютно всё. Мы устаём от этой ежедневной суеты, от людей, окружающих нас, от образа жизни. Хочется сменить обстановку и уехать подальше. Туда, где никто не будет нас искать, где мы сможем остаться наедине с собой. Сменить нечто на неизвестную X.
Кто то меняет перчатки, кто то город, но Ты, ты поменял тело.
И я уже узнал тебя однажды.
DeadLero
Ты со мной, но время теряется. Чувствую как выпадают кусочки реальности и сегодня будто иной день. Не тот в котором я.
Когда ты - часы сходят застарелой кожей, вопреки ожиданию взметаясь вверх. Невероятно. Приятно. Бездна. Пустота.
Сон, пробуждение от которого не приносит облегчения. Агония. Я буду снова, снова часами играть в сбор мозаик, чисел и дней. Скажу Вам не самое лучше занятие, для растерянного ума. Отчасти всё это напрасно. Вода избегает остаться в ладонях, а со временем и в лучшем случае сложнее.
Но выдержу ли я, узнав однажды, что было с теми днями?
Сколь долго я смогу продержаться?
Удержишь ли ты меня?
DeadLero
Люди - книги.
Если я начну говорить про него, Вы сразу узнаете эту историю. Засим не стану этого делать, потому что всё, что хотелось бы сказать, признать даже, это то, что внешность обманчива. Как много об этом говорили верно? Как много слышали, но глаза всё судят и ведут свою зрительную игру. Чтобы быть настоящим психологом, чтобы хорошо понимать людей, нужно копать куда глубже, чем жалкая обложка книги. Ваша так любимая искусственная оболочка человека. Яркая обложка. Обертка. Они бывают потрепанными, бывают чересчур красивыми, а могут быть донельзя простыми, при этом имея космос внутри.
Могу сказать, что обложка моей книги была немного не для меня, отталкивала. Но отталкивала она пожалуй тем, что притягивала к себе. Идеальная обложка. Статная, не слишком твердая. Казалась на страницах этой книги живет только лишь сказка. И я похоже был прав, в ощущениях, что покупать её не стоит. Но кстати говоря, именно эта ошибка и дала мне повод разглядеть за чистой, немного пустоватой обложкой — трагичный жизненный сюжет, внутри красивые фразы, мудрые размышления и новую жизнь.

А потом придет осознание что Вы её знаете. Словно прочтенный когда то давно любимый томик Монте-Кристо. Любая другая любимая книга. Как угодно. «Я даже не хочу читать конец, потому что итак его знаю!» -скажете Вы. Послушайте, никогда так не делайте, ибо у каждого человека, у каждой книги есть свои секреты, есть причины для всего, и всем людям нужна какая-никакая помощь. Даже если они вам сами этого не говорят, посмотрите им в глаза. Что Вы увидите? Нахальную гордость? Или просьбу о любви? Никогда, повторяю никогда не судите поспешно. Никогда не судите по первым строкам, никогда по обложке, даже столь небольшую мелочь как книга, я сейчас подразумеваю под этим словом еще и многогранное существо — и имя ему человек.
Может пройти ещё множество времени с того момента как Вы скажете это самому себе. Что знаете книгу, что читать дальше нет смысла, она не удивит, не преподнесет захватывающей развязки. Вы бросите её пылится, а может в ящик стола, или того хуже подарите кому - нибудь. Книга потеряется. Сюжет её резко изменился, просто ушел от действия разворачивавшегося в первой части. А может просто расцвел в других руках. Это была не последняя её часть. И она могла быть бесконечно долгой. И не горько ли будет тогда? Западало обронив печаль о том, что бросили и не прочли до конца.
Одну печальную историю о спасении…
DeadLero
Больницы
В больницах никогда не бывает тихо. Кто - то кого то любит. Кто - то инвалид. Кто - то страдает вымышленным, некто лечится от простуды, хотя у него рак. Побывав в таком месте не единожды, я понял, что это за место, место где у одних есть всё, а у других даже ног нет. Все эти люди собираются вместе, ведь держаться одному иногда опасно для жизни.

Если ты родился здесь, то никогда не почувствуешь этого. Умирая не умрешь - будешь утилизирован на благо обществу. Сожжён. Забыт. Эта агония не прекращается ни на миг. Не хватает улыбки, дабы понять, что ты не нужен и тебя здесь не ждут. И будет верным.
Мы сбиваемся в стайки скрываясь в палатах, в перерывах между дозами лекарств, которые должны предназначаться не тебе.

-Стало быть я буду жить счастливо, излеченный от несуществующего?
-Мы вас в этом убеждаем!
DeadLero
Обретаем ли мы разум в тот миг, когда понимаем, что потеряли? И в этот хрупкий миг приходит осознание- ты не живой, и никогда не был живым. Миг, что сродни наваждению прошёл, горечью стылой оставив вопрос - А что же тогда самое трудное в этой жизни?
DeadLero
Это надолго, знаешь ли, мерять вечный омут грёз человеческих, на это и всей жизни может не хватить. И это будет продолжаться бесконечно, ибо мы все растём и растём.
Никогда не говори что знаешь.
Никогда не вызывайтесь измерять.
Это не удаётся в полной мере. Многогранность природы человеческой, не обхватить руками. Не сжать в объятиях, сколь велики они не были б. Оно неуловимо как дым. Ускользает как нить, теряется в прошлом и от этого стынет внутри горечью печали.
DeadLero
Прошу не злись что я Чужой. Что твой и будто бы не твой. Наедине с самим собой.
Не злись, что так боюсь сказать, ведь легче где - то написать, мне легче выжечь на душе, на коже вырезать слова, что не скажу тебе в глаза.
Лишь трус, но знаю что поймёшь. Я так привык, всегда чужой, всегда один, казалось нет для паники причин, но ты так близко что нет сил…
Сказать.
DeadLero
Спроси, есть ли в Аду вода?
Есть ли то, что ещё не замёрзло?
DeadLero
Милур-ан-т. Путь боли.
Это не грустная история, это не ваши обстоятельства- лишь немного упущенного момента, ведь я ворую чужую жизнь, а не время.

Все начинается с привычки умирать раз за разом. От пустой глубины, от яркого света. Тонуть в липкой воде и крови. И делать вид, что ничего не происходит.
Люди находят разные способы разобраться со своими негативными эмоциями. И зачастую это вредно и не менее опасно. Опасно для других. Для общества. Чему хорошему это может научить? Со мной всегда проще. Моя боль остаётся моей. Мой путь бесконечно долог.

Всегда будут те, кто назовет это недугом, самоуничтожением, болезнью. Не нужно никаких названий. Не нужно имён.
Безразличность к себе — внимательность к окружающим, близким. Не всегда желая принимать их чувства на себя, ощущаю их боль, от того переполненность больше. Это сложно постичь, тому кто не существовал рядом, сложно описать. Запястья стерты и налиты кровью. Никогда не искать легких путей. Амер - Дилл. Прятать это под ребрами, пока тело не разорвет от накопившегося. Помнить о Смерти. Привыкнуть. Чувствовать как по венам течет расплавленная лава, оставляя ожоги по всему телу. Стучат синие пальцы, трещат кости, поёт кожа. И эта музыка гораздо приятнее, когда шепчет Она. Да кто из нас не желал в душе о риске? Мне нечего стеснятся. Может и безрассуден, но свободен.
Разветвления шрамов как карта города, глубокая сеть ожогов -выжженная земля. Не забыть, никогда. И даже, если бы мне предложили новое, безупречное тело, усмехнулся бы в лицо этому глупцу. Это мой путь. Пока я иду, жизни пересекаются, попадаются среди них люди, навсегда остающиеся со мной. Со мной часть каждого, внутри и вне.
А пока, безнадежный, но по своему счастливый дурак, счастливый тем, что может руками успокоить души, и не стыдиться своих чувств. Это так маняще, что не считается мной за противоестественность. Человечество должно больше волноваться о том, что они делают друг с другом.

Знаю, о чем говорю. Знаю, что значит умирать. Знаю свою дорогу.
DeadLero
В этом городе так много чужого, и запахи вечно кричат, что они не твои. Он никогда не будет родным. Он один из многих, прочих. Как и Мы. Да, это к лучшему. Здесь не ходят босиком, как Мы ходили по площади. Здесь все совсем не так. И дышать не свободно. Злой город. И я зол, что не уберёг.
Как много раз ты пытался быть ближе, не так как другие, не телом, а больше душой, как то по своему, только тебе известному.
Не видеть в упор смотря. Не просить, молчать. Не говорить, слушать. В этом вся горькая истина. Вот бы и ты успел раздеться до морального скелета, перестав прятать полные желания в себя. Стали бы Мы равны в тот момент? Даже в смерти не спрятать отовсюду торчащие кости.
Я буду жить вечно, пусть это та ещё мука, а вот ты был не из тех героев, что способны выдержать всё до конца.

Холодает. Я вновь предаюсь/ греюсь воспоминаниями. Боль вместо глинтвейна, вместо меня - Она.
DeadLero
Берегись осознания действительности. Оно возбуждает кровь, заставляя её вести гонки со временем, и голову крутится в белоснежном вихре карусельных лошадок.
То чего ты не ждешь, то что ты так старательно откладываешь в тайный ящик письменного стола, грозится быть выброшенным в реальны мир. Грубые руки ломают миниатюрные нависные замочки, жадные языки обсудят твои сокровенности.
Это слухи — веления неизбежности, которая гласит что нет ничего тайного, что не станет явным, и нет ничего потаённого что не выйдет наружу. Ты знаешь, что всё это лишь вопрос времени?
Ты знаешь?
Ты знаешь это?
DeadLero
Даже не знаю что предложить тебе выпить: чай, кофе?
Может горя хлебнёшь немного?